об АВТОРЕ
КНИГИ
СТАТЬИ
ПОЭЗИЯ
для ДЕТЕЙ
АРТ-ПОЭЗИЯ
ВЫСТАВКИ
ФИЛЬМЫ
ХРАМ ПОЭЗИИ
МЫ-ШАРЫ
ПОЕЗДКИ
ВЕЛ. ПРИЗЫВ
СКАЧАТЬ
ССЫЛКИ
ПОЧТА
РАЗНОЕ
СТАТЬИ И РАССКАЗЫ

1. О повышении частоты вибраций

2. От ожерелья фараона к Храму Поэзии и Знаний

3. Полная Луна над Гималаями

4. Хор маргариток

5. Поле Любви

6. Цветы - связные меж Землёй и Небом

7. Символ Вселенной

О ПОВЫШЕНИИ ЧАСТОТЫ ВИБРАЦИЙ

Земля ещё не испытывала на всём долгом пути своей эволюции таких могучих новых энергий, которые пронизывают ныне всю Солнечную систему – со всеми входящими в неё планетами.
Смещаются магнитные полюса, меняется климат, учащаются стихийные бедствия и даже возрастает число техногенных катастроф. Все сенситивные люди осознают, что это только начало, но и апогей начавшихся перемен уже не за горами. Как приспособиться к новому состоянию Земли? Прежде всего, следует осознать, в чём эта новизна. Ответ прост: в повышении частоты вибраций планеты. Стало быть, и нам следует соответствовать своей земной обители. Мы должны стать прозрачными для новых энергий, дабы не оказаться за бортом летящего во вселенском пространстве воздушного корабля по имени Земля. Методы для повышения частоты вибраций не новы, но никогда ещё не было столь срочного и жизненно необходимого их применения.

Следует жить по законам чистоты и красоты.
1). Прежде всего, человек обязан отслеживать свои мысли, убирая из них всё агрессивное, корыстное, низменное. Стало быть, мышление должно служить добру и любви. Земле так нужны чистота, благородство, альтруизм человеческих мыслей!
2). Речь не имеет уже права быть грубой, агрессивной, нецензурной. Последнее – и это доказано учёными! – заставляет слепляться красные кровяные шарики, что в итоге приводит к инфаркту. Речь должна быть искренней, не обидной даже в случае критики человека, добросердечной. И ни в коем случае не пустой. Всяческое «перемывание косточек» нужно забыть. Зачем человеку тратить время на осуждение чужих недостатков, когда своих полным-полно у каждого и их следует искоренять!
3). Действия должны служить не только себе любимому, но также ближним и дальним. Альтруизм, альтруизм и ещё раз альтруизм! Уродство «хватательного рефлекса», стремление «урвать-удрать» должны стать постыдным прошлым.
4). Старайтесь бывать в чистом окружении.
5). Слушайте хорошую музыку – грубые ритмы (тяжёлый рок, к примеру) очень низкочастотны.
6). Смотрите на картины, в которых есть красота и внутренний зов к Свету, Добру, Любви.
7). Смотрите фильмы и телепередачи, в которых нет грубости, пошлости, насилия, убийств.
8). Общайтесь с растениями – с деревьями, красивыми цветами. Посылайте им сердечную любовь, а они одарят вас взаимностью в виде плодов или неожиданного цветения. Помните, что это живые существа, обладающие сознанием.
9). Откажитесь как можно скорее от убойной пищи (мяса, рыбы). Она сама по себе очень низкочастотна как и всякий труп. И к тому же употребление такой пищи говорит о том, что в вас ещё не пробудилось милосердие к братьям нашим меньшим.

Желание сделать жизнь более чистой, помочь людям избавиться от некоторых пороков, переходящих в болезнь, помочь им принять новые сильные энергии вылилось в создание моей АРТ-ПОЭЗИИ, нескольких видеофильмов и Розария, которые непременно повысят человеку частоту его вибраций, если сам он не станет этому противиться.
апрель 2009 г., Москва






ОТ ОЖЕРЕЛЬЯ ФАРАОНА К ХРАМУ ПОЭЗИИ И ЗНАНИЙ


Полостные структуры (трубки, пчелиные соты) оказывают очень благотворное влияние на самые разные биологические объекты. Примеров тому немало. Русский гений ХХ века В.С. Гребенников, смастеривший почти что на колене НЛО и носившийся на нём по разным областям Советского Союза, чтобы проведать состояние заповедников насекомых (есть и такие заповедники), назвал это явление «эффектом полостных структур». За сто лет до него лейпцигский профессор Отто Коршельт изготавливал подобные устройства для применения их в медицинских, сельскохозяйственных и технических целях. Ячеистые и слоистые структуры из различных материалов, которые располагались ритмически, улучшали состояние организмов, находившихся поблизости.
Джон Кили, великий американский исследователь ХIХ столетия, современник и ровесник Е.П. Блаватской, не раз ею упомянутый в её книгах, экспериментировал с устройствами, важной частью которых были ритмически расположенные трубки, посылавшие в пространство свои вибрации. В природе вибрирует абсолютно всё. Гармонически организованные вибрации – это хорошая музыка. (Какофония подобных вибраций не порождает). А гармоничный взаимообмен вибрациями – это симпатия, сочувствие. Кили создал целую науку – Физику сочувственных вибраций!
Аппарат Кили – это металлическая платформа около тонны весом, на которой располагались три вращающихся диска и ряд трубок разных размеров, стоявших по окружности. При вращении дисков в трубках пробуждались определённые вибрации, и платформа отрывалась от земли, развивая большую скорость.
Е.П. Блаватская пишет в «Тайной Доктрине»: «Если бы успех Кили был допущен, он мог бы за несколько секунд разложить целую армию на атомы так же легко, как он привёл в подобное состояние мёртвого быка».
Кили подошёл почти вплотную к одной из величайших оккультных тайн, которая – попади она в нечистые руки – уничтожила бы планету. Так что открытие Кили было преждевременным. На дворе пока что – Кали Юга (Тёмная Эпоха) с её Законом превалирующего Зла. А Злу  недопустимо давать такое могучее оружие: его миссия – вредить и разрушать.
Но… Тут я хочу привести одно своё четверостишие:

Верь, что не вечно людям жить во мгле,

Небесные Законы попирая:
Придёт Эпоха чистая, другая –
Верь в неизбежность Рая на Земле.

Вот когда Царство Божье спустится на Землю, когда не будут одни держать в своих руках все природные богатства Земли, а другие пухнуть с голоду, когда человек станет Человеком в должном смысле этого слова, тогда Высшие Силы не будут чинить препятствий гениям: все открытия и изобретения будут использованы во благо общества. И произойдёт это отнюдь не в туманно далёком грядущем.
Однако новое зачастую – лишь пробуждение памяти о старом.
Я обратила внимание на то, что ожерелья египетских фараонов состоят из ритмически расположенных по дуге цветных трубочек, причём внизу они крупнее и их больше, а верхний ряд состоит из трубочек более мелких и меньшего их количества. Если сосчитать число трубочек в нижней дуге и разделить их на соответствующее число в дуге верхней, получится 1,6; если же делить меньшее на большее, будет 0,6 – числа Фибоначчи! Золотая пропорция!
Понятие Золотого Сечения ввёл в научный обиход Пифагор, древнегреческий философ и математик. Сам он его, якобы, позаимствовал у египтян. Египтяне же самые сокровенные Знания получили от жрецов Атлантиды, когда те переселились в Египет в связи с погружением родного континента в пучину океана. Ну, а атлантам были доверены эти Знания Братьями по Разуму с Венеры, которая является старшей и более мудрой сестрой Земли.
Подсчёт трубочек вёлся на колье царицы Неферусптар из 12 Династии.


Наверняка подобная форма была защитой от порчи, дурного глаза и всяческих наведённых болезней. Скорее всего, помимо профилактической роли, колье обладало ещё и целебными свойствами.

Далее я стала упорно думать о жабо средневековых королей – французских Людовиков и английских Карлов.

Людовик XIII, Франция


Карл I, Англия

Жабо трубчатое, трубки сделаны из накрахмаленной белой материи! Простолюдин такого себе позволить не мог: жабо, во-первых, слишком маркое, а, во-вторых, все эти трубочки сшить и точно расположить не так-то просто. У королей же дефицита слуг не было. Идея трубчатого воротника-ожерелья древних египтян донеслась слабым и менее совершенным эхом до средневековой Европы.
В наши дни изобретатель из Башкирии Радик Богданов ставит внутрь ячеистой сферы банку с водой, и вода освобождается от примесей тяжёлых металлов и приобретает целебные свойства. Имеются даже случаи исцеления от рака.
У меня же возникла идея, связанная с «предметом» гораздо большего размера.
Дело в том, что несколько лет тому назад мне во сне было поручено Светлым Существом построить на Алтае, в городке Белокуриха, Храм Поэзии и Знаний. Кусок земли, вернее, здешней горы (12 соток), был приобретён ещё в в 2000 году, а вот форма Храма внутренне нарисовалась лишь недавно: Золотой Шар из шестиугольников наподобие пчелиных сот.

ХРАМ ПОЭЗИИ И ЗНАНИЙ - СВЯТИЛИЩЕ МЫСЛИ

Человечество движется от понятия “верю” к понятию “знаю”: слепая вера сменится верой зрячей. А вера зрячая – это ЗНАНИЕ! Время наше напряжено предельно. Пока это напряжение не достигло белого каления, необходимо построить Святилище Мысли. Эта идея спущена на Землю Свыше.
У людей тысячи грехов, но все они исходят из одного великого греха: имя ему – НЕВЕЖЕСТВО. Исчезнет оно через Просвещение. Не через нынешнее образование, включающее в себя определённый объём информации, которая из-за несовершенства человеческой памяти в значительной мере вскоре забывается, а через Просвещение, которое приведёт к Посвящению.
Помимо духовных Знаний, в Храме будут пропагандироваться знания, полученные передовой наукой в области биологии, экологии, медицины, астрономии, космологии, физики, химии, природоведения, психологии и т.д.
Будет говориться обо всех наиболее выдающихся открытиях и изобретениях – поначалу отечественных, затем и всемирных.
У нас уже имеется достаточно богатая материалами фильмотека.
Открытия и изобретения учёных должны быть не просто отмечены, но в идеале - и оказана посильная помощь (через соответствующие структуры) их авторам, ныне зачастую пребывающим в самом жалком состоянии.
В Храме Поэзии и Знаний будет внедряться в сознание людей Идея Всемирного Братства, ибо без этого невозможен мир на планете. В Храме будет показана людям Цель Эволюции: откуда человечество начало своё движение и куда движется.
В Храме будут проводиться регулярно Дни Прощения и Примирения – без этого невозможно высветлить ауру Земли.
Почему сейчас назрела неотложная необходимость в строительстве Храма Поэзии и Знаний? Потому что время уникальное: мир переходит из одной эпохи в другую. Объективно мир движется к Преображению, субъективно – мы в течение нескольких лет будем проходить через великие испытания, которые окажутся крайне болезненными. Экономический кризис – лишь самая мягкая сторона этих испытаний. А самая грозная – бунт стихий… Посему самое время осваивать новые духовные пласты и строить храмы…
Как озарение пришла и целительная форма Храма: ЗОЛОТОЙ ШАР, внутренняя сторона которого состоит из ячеек, скопированных с пчелиных сот. Действие этих ячеек основано на Эффекте Полостных Структур. Целительные свойства Храма будут усилены духовной музыкой, пением (возможно, хоровым), звоном колокольчиков, огнём свечей, благовониями, беседами о Высоком и картинами моей Арт-Поэзии, на выставках которых в 2008 г. в Москве происходило много спонтанных излечений (см. мой сайт www.ter-akopjan.narod.ru - раздел “Арт-Поэзия”).




ПОЛНАЯ ЛУНА НАД ГИМАЛАЯМИ


Тайна Луны известна лишь Высоким Посвящённым. Нам же, простым смертным, приоткрыты только значения её праздничных проявлений раз в месяц, когда идеально правильный лучащийся круг восходит на чёрном шёлке ночных небес. Апрельское, майское и июньское Полнолуния – три Великих Праздника Земли.

Апогей апрельского Полнолуния – миг истинной Пасхи: энергия Христа щедрым потоком изливается на планету, просветляя сознания всего сущего, одухотворяя и подпитывая все земные жизни.

Майское Полнолуние – это Праздник Весак. Земля омывается энергией Будды, которая дарует нам силы для восхождения по незримой вертикальной спирали эволюции. О Весаке наслышаны уже многие, а через несколько лет отмечать его будет вся Планета – с чувством благодарности за ниспосылаемую Свыше Помощь.

Июньское Полнолуние – Праздник Доброй Воли. Принимай, человечество, совместную энергию Христа и Будды! Энергия прекрасного Луча Любви-Мудрости льётся, льётся, низвергается на Землю. Господь Любви – Христос; Господь Мудрости – Будда. Два Великих Иерарха Света ниспосылают нам животворящую силу, и этот Божественный Дуэт слышат чуткие сердца.

Помимо трёх великих, есть ещё девять малых праздников Планеты – это Полнолуния остальных девяти месяцев года.

Провидению было угодно, чтобы в майское Полнолуние, в священный Весак, я не раз оказывалась на Востоке: в Китае и его нынешней притесняемой части Тибете, в Непале, в Индии с присоединённым к ней Сиккимом и в Бутане – правда, на самом его «краешке».

Перед знаменательной поездкой мне не раз давался знак-зов, который, являясь метафорой, всегда мог быть истолкован лишь однозначно.

Как-то я прочитала лекцию об Иерархии Света Земли. После лекции один целитель, который до того, как сделался целителем, был лётчиком, а потом стал священником, предложил подвезти на своей машине меня и ещё трёх женщин до метро. Мы ехали вдоль кремлёвской стены, любуясь закатом редкой для большого города красоты и яркости. Но когда неотрывно смотришь на солнце, даже совсем недолго, две-три минуты, сжигается тончайшая плёночка, мешающая нашему эфирному зрению, и мы начинаем видеть эфирные фигуры: цветные шары, полосы, пятна. Причём, поскольку они объективно существуют в пространстве, все видят одно и то же. И вот все пассажирки автомобиля одновременно увидели, как от огромного оранжевого диска закатного солнца отделяется розовая «карта» с синей каймой и стремительно уплывает вправо, исчезая из виду. Но тут же происходит отделение второй «карты», третьей, двадцатой… Без устали работает Солнечная Типография, тиражируя странную розово-малиновую «карту» с синей извивающейся лентой границы… «Какая-то приплюснутая Африка», - произнесла я удивлённо. «Да это же Индия! – воскликнула Людмила Т. – Кого-то из нас она зовёт!». Как оказалось, Индия звала меня, хотя и не я первая «узнала в лицо» её небесное изображение.

Перед поездкой в Тибет я увидела во сне, как некто вкладывает мне в руки прекрасный фолиант, на котором золотыми буквами вытеснено: «Николай Рерих. Тибет». Рассуждаю: у Рериха нет такой книги, есть другая – «Алтай-Гималаи»… Однако сердце моё переполняется восторгом.

Однажды я сидела за столом и занималась своими изысканиями в санскрите, как вдруг из выключенного телевизора раздался звонок. Поскольку в каждом из нас (и автор этих строк не исключение) сидит грубый материалист, я перво-наперво направилась во внутреннюю комнату, чтобы проверить – не будильник ли, давно остановившийся, вдруг самопочинился и решил себя так громко проявить? Да нет – будильник почил уже навеки. Звонит-то, вопреки здравому смыслу, выключенный телевизор! Включаю его, вижу на экране Гималаи, чумазую ребятню с тибетской раскосостью глаз и ощущаю сладостное томление по чему-то очень родному, некую ностальгическую тягу…Через месяц мы с Зоей Атасунц, главным редактором журнала «Планета диаспор», женщиной с бесхитростной душой ребёнка, в которой при этом постоянно бодрствует и внутренний бравый солдатик, уже пили воздух, настоянный на гималайских травах.

Западная Бенгалия. Город Дарджилинг. Как сообщено Великими Учителями Востока, это город-чакра. Через чакры Земли особым образом происходит энергообмен нашей планеты с Космосом. Всего городов-чакр пять: Нью-Йорк, Лондон, Женева, Токио и Дарджилинг. Наиболее перспективны две чакры: Женева и Дарджилинг. Они будут постепенно усиливаться, способствуя преображению Планеты. По соседству с Дарджилингом Непал, Сикким, Бутан – священные гималайские земли, отмеченные пребыванием здесь Великих Мудрецов Планеты. Центр Управления Землёй находится в Гималаях. Истинное его местоположение известно, разумеется, лишь Высоким Посвящённым, но те и под страхом смерти (хотя на деле страха они уже никогда не испытывают) не выдадут тайны входа в Обитель Боголюдей, составляющих Незримое Международное Правительство. Без этих Спасителей Земля давно бы уже была разбита потоком астероидов и метеоритов, несущихся к нам из космических просторов. Однако обретшие бессмертие Старшие Братья человечества своей энергией отводят в сторону эти потоки. Они руководят эволюцией всех царств Земли: минерального, растительного, животного, человеческого. Все царства проходят свои непростые испытания, ибо планета наша пока что находится на Пути Ученичества, а не на Пути Посвящения. Путь Посвящения – её далёкое радужное грядущее.

В ХIХ столетии, когда создавалось Теософское Общество, Учителя не раз встречались в своих физических телах с Еленой Петровной Блаватской и её верными (и даже не слишком верными) помощниками. Через неё, этого гиганта человеческого духа в несовершенном земном женском теле, рано разрушенном могучими энергиями, принимаемыми ею ради просвещения человечества, Высокие Братья передали нам Знания, которые будут питать умы учёных и души стремящихся к Свету людей ещё не менее пяти веков. Елена Петровна общалась с Великими Учителями, помимо прочих мест (Лондона, окрестностей Мадраса, окрестностей Бомбея и т. д.), также в Дарджилинге и под Дарджилингом. Над этим небольшим горным городом – особый духовный свет.

Вспоминаю свой первый приезд сюда. От аэропорта Багдогра вёз нас тогда в Дарджилинг по серпантину здешних перевалов сорокалетний буддист по имени Ургент. Он, давший обет безбрачия, был сыном буддистского священника, подобного обета не дававшего, иначе сын не появился бы в этом проявленном мире. Кротость и честность, стремление служить людям и тихую религиозность – вот что мы увидели в нашем водителе и гиде, показавшем нам монастыри, с которыми без него у нас не было бы возможности познакомиться. Однако самым памятным оказался первый наш день в Дарджилинге. Приехали сюда мы уже в сизоватых сумерках и собирались провести медитацию в час Полнолуния в горах Дарджилинга. Но каким образом? Полнолуние ожидалось к двум часам ночи, местность незнакомая, а сами мы – четыре, прямо скажем, далеко не юные женщины. Мою озабоченность прервал стук в дверь нашего убогонького гостиничного номера. На пороге стоял симпатичный молодой индус. Он представился: Джой, друг Ургента. В переводе на русский имя Джой – Слава. Так вот этот бенгальский Славик выказал готовность отвести нас в горы и быть нашим телохранителем в священную ночь майского Полнолуния. Его попросил об этом Ургент, который сам сопровождать нас не мог, - ему нужно было остаться с больной матерью.

Джой-Славик оказался родом из Калькутты. Был он не буддистом, а мусульманином и преданным Сатьи Саи Бабы. В их семье первой почитательницей Сатьи Саи Бабы стала мать, которой однажды Он приснился и дал врачебные наставления, касавшиеся мужа-сердечника: тому требовалась операция на сердце, совершенно непосильная для семьи по своей стоимости. Мать в точности выполнила все указания Аватара, и супруг выздоровел без всякой операции, после чего семья пополнила собою ряды преданных Саи Бабы. Джой явился свидетелем феномена, произошедшего в его комнате: портрет Сатьи Саи Бабы стал «выбрызгивать» у Джоя на глазах священный пепел вибхути.

Джой повёл нас на очень красивую и очень обихоженную гору. Мы поднимались вполне цивилизованно, по лестнице. Вершину горы венчала ровная площадка – с беседками, в которых находились статуи богов и горели в честь праздника Весак свечи. А вокруг беседок дымились ворохи ароматических трав. Над площадкой тянулись верёвки с множеством марлевых цветных флажков – на них были напечатаны мантры, священные формулы. Вокруг нас резвились и попрошайничали юркие мартышки.

Ночь наступила внезапно – мы не ощутили плавного перехода от сумерек к непрозрачности темноты. И всё-таки ночь была яркой: взошла Луна, демонстрируя своё жёлтое совершенство, свой идеальный диск каждому, кто смотрел в этот час на небо, и струя на землю лучи особой силы; крупные звёзды составляли достойную свиту ночного светила; а вокруг нас искрились сонмы светлячков, и горели огоньки праздничных свечей.

Мы сосредоточились, дабы внутренняя тишина даровала нам возможность единения с Высшим в законную минуту наибольшей полноты Луны. А Луна становилась всё прекраснее и притягательнее с приближением этой минуты. Мы пели мантры и медитировали, ощущая струи энергий, сбегавших по позвоночнику, и осознавая единение с теми, кто оповещён о Весаке и вносит свою духовную лепту в этот Великий Миг. Буквально через пять минут после торжественного апогея Полнолуния хлынул такой ливень, что казалось, вот-вот он смоет и нагорные беседки со священными скульптурами, и нас вместе с ними. Нет, этого, слава Будде, не произошло – мы, конечно, вымокли до нитки, но продолжали пребывать в особо возвышенном состоянии духа. Гору, на вершине которой мы провели праздничную медитацию, местные жители величают Обсерваторией. Наверно, из-за ощущения близости звёзд.

Ливень продолжался всю ночь. Под ним (спасибо горной лестнице!) мы спустились в город и добрались к шести утра до своей старенькой запущенной гостиницы, в которой, разумеется, и речи не шло о горячей воде (а нам её так в то утро недоставало!). Я, конечно, могу ошибаться, но, по-моему, в 1995 году вообще ни в одной гостинице Дарджилинга не было горячей воды. Зато шесть лет спустя с этим тут не имелось проблем.

В мае 2001 года в Багдогре двое молодых и, как оказалось, чересчур смышлёных в туристской бухгалтерии ребят, Бине и Дипак, предложили довезти нас с Зоей до Дарджилинга. Потом они напросились нам в водители надолго, и я не раз добром вспомнила бескорыстного и честного буддиста Ургента.

Дипак сидел за рулём, Бине совершенствовал по мере общения с нами навыки вымогателя. Однако справедливости ради должна сказать, что искусством вождения машины по серпантину гималайских перевалов Дипак владел виртуозно - почти как Паганини смычком. Описание красот природы, открывавшихся взору с высоты, когда машина скользила по извилистым горным дорогам, могло бы занять не одну страницу. Отражение растительных «излишеств» излишествами словесными нарушило бы в какой-то мере движение к нашей духовной цели, о которой вскоре будет сказано.

Мы устроились в комфортабельном отеле «Шамбху» и совершили несколько чисто туристических поездок – для меня все они были уже повтором виденного несколько лет тому назад, Зое же Индия – наипрекрасная, северная, гималайская – открывалась впервые. Да и я смотрела на красоту этого вскарабкавшегося на горы города новыми глазами – живописностью этих мест можно восхищаться бесконечно.

Я отметила про себя преображение Дарджилинга – он стал за последние шесть лет чище, обихоженнее, наряднее. И, главное, теперь в нём совсем не было нищих – во всяком случае, они не попадались нам на глаза. И прежде в Гималаях было несравненно меньше нищих, чем в равнинной Индии, особенно южной, а теперь тут и вовсе с этим неплохо, хотя лёгкой жизнь в горах, конечно же, не назовёшь.

Белоснежная японская ступа, ритуальное буддистское сооружение, построенное японским духовным Учителем Гуруджи в ХХ столетии и изумительно контрастирующее с тёмной зеленью горного пейзажа, заставляет сердце восторженно затрепетать. Белая лестница как символ  светлого пути ведёт к ступе, где четыре золотых Будды смотрят на четыре стороны света, благословляя всё сущее. Мы, как положено, обошли ступу несколько раз по часовой стрелке, повторяя великую мантру Ом Мани Падме Хум, и преисполняясь торжественным и возвышенным покоем.

Ещё мы посетили монастырь ГУМ, улыбнувшись про себя торговой ассоциации с громадным московским универмагом, и высокогорный зоопарк, откуда открываются дивные ландшафты, хотя заточение зверей в тесное пространство и лишение их того ценного, что даровал им Господь, а именно свободы передвижения, всегда причиняет мне боль. Напоследок съездили к мемориалу, посвящённому памяти погибших в войне с Пакистаном. Красив обширный цветник из русских ноготков, бархоток, ромашек. Рядом высится стелла, у подножия которой стоит гранитный воин в панаме. Однако главное очарование этого места заключается всё-таки в окрестном пейзаже: густые заросли деревьев и кустарников со вспышками ярких цветов на них, террасовидный город, полонивший ближайшие горы… 

Затем с определёнными мытарствами мы добились разрешения на въезд в Сикким, и на следующее утро готовы были двинуться к заветной цели, коей являлся Бутан: именно в этой крошечной высокогорной стране собирались мы встретить Праздник Весак. Оказалось, государство Бутан принимает туристов не слишком охотно, при этом нещадно их обирая. Московская турфирма клятвенно нас заверила, что всё обговорено – нас встретят представители бутанского туристического бюро на границе в условленное время, и стоит нам лишь показать свои паспорта, как мы будем радушно и незамедлительно препровождены в глубь страны.

Всю ночь в Дарджилинге лил дождь, и я, помятуя о подобном дожде шестилетней давности, который сопровождал тогда нас всю дорогу к Сиккиму, а скользкая узкая дорога перевала, скрытая от наших глаз и – что самое ужасное – от глаз водителя непроглядным туманом, таила гибель за каждым из бесчисленных поворотов, прободрствовала всю ночь в молитве. Через тело моё проносились очень непривычные энергии, напоминавшие коллективный спортивный забег крупных муравьёв.  Но – спасибо Небу – к утру ливень иссяк, и мы в достаточно жидком молоке тумана двинулись по перевалу вниз в долину. Съехали благополучно, а в долине уже светило солнце, было тепло, потом стало жарко. Этой равнинной дорогой и докатили мы до самой границы с Бутаном.

Приграничный город разделён цветной нарядной аркой с верхушкой, напоминающей китайскую фанзу, на две части. Одна принадлежит Индии, и эта половина города называется Джайгаон. Бутанская часть именуется Пуэнсолингом. Нам предстояло заночевать в Джайгаоне, где днём и ночью надрывался в нервных политических призывах громкоговоритель - в непосредственной близости от нашей гостиницы с прекрасным названием «Аннапурна». Это Имя Богини-Матери; в переводе – изобильная, кормящая. А буквально: полная еды.

Однако мне это пристанище запомнилось не с лучшей стороны. Едва я прилегла на свою широченную постель, как увидела, что по белоснежной простыне носится таракан размером с мышь. Ничтоже сумняшеся я совершила грех убийства: уничтожила и его, и его даму, притулившуюся у входной двери. Спать легли с включённым светом. Вдруг в форточку влетает тараканочудовище ещё большей величины. Но тут у меня обнаруживается неожиданная спасительница в образе миниатюрной ящерки, которая хватает его за голову и держит таким манером во рту часа полтора прямо над моей кроватью. Не сплю, опасаясь, что пресмыкающееся нечаянно уронит останки таракана мне в постель. Ну и что? – скажет нормальный трезвомыслящий человек. – Лучше тараканье крылышко на простыне, чем вторая бессонная ночь! Однако трезвомыслящему трудно себе вообразить ту степень омерзения, которую я испытываю к некоторым насекомым, даже и не столь внушительных размеров.

Затем в окно влетает рой для меня безымянных существ, величиной с ночных бабочек, но с прозрачными крылышками. И поскольку крылышки их не справляются с силой воздуха, гонимого громадным вентилятором, весь рой оказывается на моей постели. Но эти крылатые пришельцы вызвали жгучий гастрономический интерес у ящериц, которых теперь уже оказалось несколько. Ящерицы принялись охотиться на пришельцев на месте их естественной посадки – то есть на моей простыне. И моя по-королевски широченная кровать до утра становится воистину аннапурной – полной еды.

После такой стрессовой ночи мы идём на границу, где московским турагентством нам была обещана радушная встреча со стороны бутанского туристического агентства. Блажен, кто верует! Нас никто не ждал. Китайского вида чиновник из последних сил старался быть вежливым, отказывая нам в визе, но вежливость стоила ему огромного напряжения.

Однако Бине с Дипаком сказали нам, что на некоторое расстояние в Бутан можно проехать и без визы. И вот уже машина наша скользит вверх по горному перевалу, и после духоты тараканьего Джайгаона мы упиваемся животворной прохладой лесистых гор. Красота такая, что замирает сердце. Быстро сменяющиеся пейзажи, один прекраснее другого, напоены воздухом высоты. Достаточно высоко расположился буддистский монастырь: белый, отделанный вишнёвой каймой с золотыми кругами; крыша китайская, «трёхэтажная» - на большой крыше маленький «домик» с небольшой крышей, а на этой крыше уж совсем игрушечный «домик», и крыша над ним игрушечная. Во дворе три белоснежные ступы с золотистыми пирамидками на вершинах, увенчанных полумесяцами, в которые помещены шары. Вокруг райский сад, благоухающий розами. Кругом деревья, цветущие алыми, белыми, лиловыми цветами. Возле храма – площадка с натянутыми на ней верёвками для цветных молитвенных флажков. Высокие шесты, воткнутые в землю, предназначены уже для больших жёлтых, красных, голубых полотнищ с напечатанными на них мантрами. А какие дивные виды открываются сверху! Вон нежнозелёная пальмовая роща. Вон река, прорезающая долину серебристым сверканием. Вон горы в цветущих деревьях, ближние горы оттесняют дальние, но те придают пейзажу свои таинственные нюансы.

Какое чистое, какое великолепное место для праздничной медитации! Час майского Полнолуния приближался. Сгущались сумерки. Мы сидели в цветущем монастырском саду, на самом его краю, на горе, с которой был виден далеко внизу Джайгаон-Пуэнсолинг с загоравшимися в нём огнями, преображавшими этот город до понятия «красивый». Великий Праздник Весак приходился на 17 часов 53 минуты по московскому времени. Незадолго до этого нас вдруг окружила ватага милых, хотя и очень сопливых ребятишек с раскосыми глазками. После состоявшегося знакомства, когда мы назвали страну, из которой прибыли, и свои имена, а они нам свои, ни одно из которых ни запомнить, ни повторить мы были не в состоянии, дети нас стали в буквальном смысле этого слова осыпать цветами, которые рвали тут же, в заботливо ухоженном монастырском саду, и никакие наши протесты не могли долгое время унять их сердечного порыва. Но вот стало совсем темно, и дети побежали домой.

Мы с Зоей прочитали «Великий Призыв», затем семикратно мантру Ом Мани Падме Хум и погрузились в медитацию. Однако она была прервана прошедшей мимо нас группой людей, от которой отделился человек лет сорока и, что-то душевно объясняя нам по-бутански, назвал нас мамами. Потом он рухнул нам в ноги, прикоснувшись ладонями к нашей обуви, после чего дотронувшись до своего лба. Этот ритуал называется паднамаскар – поклонение стопам. Но ведь поклоняются стопам Святых, Высоких Учителей – мы на подобную честь претендовать не вправе…

Сидя на камне лицом к городу, лежащему глубоко внизу и искрящемуся нарядными огнями, мы преисполнились праздничной благости. Над нами шелестели марлевые флажки с отпечатанными на них священными формулами, а за спиной висела выплывшая из-за туч полнейшая Луна. В сердце царили мир и радость. Всё-таки в Бутане мы оказались – пусть и не в его сердцевине, не в его столице Тимпху. Нас вполне устроил этот тихий монастырский сад на горе, откуда не была видна отчаянная грязь покоящегося внизу города, а сверкала огнями его красота. Чтобы не осуждать, нужно отдалиться: подробности скоротечны, долговечно лишь главное.



ХОР  МАРГАРИТОК


Если бы такое произошло не на моей крошечной кухне, не в моём присутствии и без ещё одной живой свидетельницы, у меня не было бы никаких оснований поверить в это. Однако поскольку я не страдаю ни психическими отклонениями, ни тугоухостью, у меня нет ни малейшего повода считать случившееся плодом своей фантазии.

Начну с «живой свидетельницы». Лилю А. я знаю, что называется, с младых ногтей. Она отличалась красотой броской, но не витринной: её внешность являлась лишь ярким футляром для незаурядного ума и золотого сердца. Лиля работала учёным секретарём ереванского НИИ, известного в народе как Институт Мергеляна – по имени его гениального директора, решившего в двадцатилетнем возрасте какую-то заковыристую математическую задачу, которая в одночасье сделала его знаменитым доктором наук. Работая у такого прославленного директора, Лиля внесла рационалистическое предложение, сэкономившее институту громадные деньги. И в качестве премии молодой женщине была выделена однокомнатная квартира. Правда, на пятом этаже пятиэтажки, но, во-первых, в центре города и, во-вторых, с балконом. Тогда, в 1968 году, Лиле было всего 26 лет (а, может быть, уже 26 лет), и она была счастлива, что появилась естественная дистанция между её личной жизнью и родительской опекой.

Событие, одарившее Лилю дополнительными способностями, произошло августовским вечером того года. Лиля читала книгу, лёжа на раскладушке, поскольку диваном пока не обзавелась. Было десять часов вечера. Балконная дверь была открыта настежь. И вдруг в проёме двери появился невысокий – может быть, полутораметровый – человек в серебристом комбинезоне. Кожа лица серая, огромные глаза раскосы, волосы отсутствуют, но более всего Лилю поразила длина его рук: они свисали ниже колен, и фаланги пальцев были костлявыми, как у скелета.

«Ты испугалась?» - спросила я её, когда она мне это рассказывала. «Нет, - ответила Лиля, - был момент какой-то туповатой отрешённости». А инопланетянин, не открывая рта, громко произнёс в лилин мозг: «Полетим со мною на планету…» (название планеты у Лили вылетело из головы). Она мысленно ответила: «Нет. Иначе я умру на Земле». Инопланетянин сделал шаг к её раскладушке, и вот тут Лилю охватил ледяной ужас. Она мгновенно натянула одеяло себе на голову – подобное страусиное действие в столь неординарной ситуации, пожалуй, было бы естественным для любой женщины, как учёной, так и малограмотной. Однако манипуляция с одеялом привела к тому, что обнажились ступни лилиных ног, которых и коснулся серый человечек из неведомых космических бездн скелетьими костяшками своих пальцев. А если соблюдать большую точность, то не коснулся, а сжал, и не ступни, а щиколотку. И Лиля сразу отключилась, погрузившись в глубокий сон. Утром она всё отчётливо помнила. Более того – на щиколотке появилась красная семёрка (как оказалось позднее, появилась не на время, а навсегда, на всю жизнь).

Прошёл месяц-другой, и Лиля обнаружила, что способна избавить человека от недуга. И ещё ей стали сниться сны научного характера, а конкретнее – экологического. Она рассказала мне несколько таких снов. Я запомнила лишь один, да и то схематично.

К озоновой дыре, сквозь которую на Землю рвутся громадные космические энергии, возносится аппарат в форме тарелки, начинённый трансформатором, который преобразует чужую энергию в родную электрическую. И получаемая энергия бесконечна, поскольку нет предела космическим силам.

Лиля рассказывала разным людям, в том числе и имеющим вес в науке, о показанных ей перспективах энергообеспечения общества, однако ответом ей было зевотное равнодушие.

В девяностые годы, после ужасающего армянского землетрясения, из-за блокады, безработицы, зимних холодов при отсутствии света, а подчас и воды, люди стали уезжать из Армении. Уже не молодой гений Сергей Мергелян переехал в Штаты, в Бостон. Через некоторое время и Лиля с дочкой избрали тот же американский город для своего дальнейшего проживания – они покидали родину с надеждой на добрые перемены. Перед отъездом остановились у меня в Москве дней на десять.

Однажды Лиля решила подарить мне цветы, но при этом учла, что срезанные цветы я не очень люблю. Увидела на рынке бабусю, продававшую белые маргаритки с комочками земли на корешках. Подошла. Бабуся, заметив её интерес, предупредительно пообещала: «Землю-то я срежу». Лиля быстро возразила: «Вот этого делать не нужно». Купила охапку живых маргариток, нашла у меня цветочный горшок, накопала в саду земли, посадила цветы, полила, и… вот тут-то и началась фантастика.

Лиля находилась на кухне, я – в дальней комнатке. Слышу её крик: «Алла! Скорей сюда!». Вбегаю на кухню и не верю своим ушам: цветы поют!

Это был слаженный хор из тонюсеньких птенчиковых голосочков. Переливы пения включали в себя весёлый смех, детское ликование, непритворную благодарность, радость жизни. Казалось, звонкие голосочки возносят гимн Творцу за дарованное им продолжение земного существования. Хор был громким и счастливым. А мы с Лилей пребывали в молчаливом ошеломлении, остолбеневшие и потрясённые. Пение белоголовых малюток продолжалось долго – не менее получаса, в течение которого я ни разу не вспомнила о том, что у меня имеется диктофон. Потом постепенно голосочки стали затихать, замирать, удаляться, растворяться в безмолвии нашего изумления. И наступила тишина, которую мы долго не в силах были нарушить членораздельными словами – вначале гортани наши исторгали лишь бессвязные междометия. Не берусь и сейчас комментировать этот цветочный гимн – могу лишь сказать: всё –  живое, от атома до Светила, и всё есть тайна для сознаний, которые пока ещё в эту тайну не посвящены.

Цветы на моём кухонном подоконнике дважды проявляли себя  удивительно. Первый случай с фиалкой я описала в книжке «Учение Света для детей». Из оконных щелей дуло, и фиалочка моя практически погибла в зимнюю стужу: и корешок наполовину выдернулся из земли, и листики осклизлые безжизненно распластались. И до того мне сделалось её жалко, и такую любовь я вдруг к ней почувствовала! И что вы думаете? К вечеру моя полумёртвая фиалочка расцвела! После этого я всегда подходила к цветам с любовью. И уже через некоторое время на фиалочке красовалась густая шапка ярких шелковистых цветов!

Второй случай был связан с геранью. Стоило мне запеть (а петь я могу себе позволить наедине с цветами, с кошкой Мусей, ну уж никак не с людьми - по причине своей вопиющей певческой бездарности), как герань начинала испускать клубы фиолетового цвета. Фиолетовый дымок проявлялся не от случая к случаю, а с упорной закономерностью, связанной с моим голосом. Конечно, это был эфирный цвет. Прочие цветы вели себя индифферентно – как того и заслуживало моё пение, а вот герань, царица парфюмерии, оказалась наиболее сенситивной…

Но всё-таки эти проявления не сопоставимы с хором маргариток!

Лиля уехала в Америку, а подаренные ею маргаритки продолжали вызывать моё недоумение и восхищение. Стоило мне задуматься, забыв на них свой взгляд, как они, подобно маленьким детишкам, которые просятся на руки, начинали тянуть ко мне стебелёчки: один, второй… Иногда я смотрела на них специально, дабы в очередной раз убедиться в том, что не галлюцинирую. Да нет же! Минутку посмотрю, и уже тянутся!

Приходили гости, я ставила горшок с маргаритками на середину стола и начинала смотреть на прелестные белые головки этих растительных существ, связанных со мной некими незримыми нитями. И слабенькие стебельки тянулись ко мне: возьми на ручки! Гости ахали, недоумевали, что это за фокус, уж не живёт ли в земле червяк, который каким-то образом манипулирует цветами?

А потом я уехала в предгорья Памира. Совсем ненадолго – отсутствовала всего одиннадцать дней. Когда же вернулась, маргаритки были мертвы. Нет, за ними ухаживали, их поливали так же, как все остальные цветы на кухонном подоконнике, но… остальные были свежи и здоровы, а мои любимые белоголовые малыши, которые когда-то пропели мне песнь радости, уже не подавали никаких признаков жизни. Их стебельки превратились в тоненькую соломку, головки полностью высохли и  лежали на земле печальным бездыханным холмиком. Я сидела напротив, глядя на этот могильный холмик, и плакала. На сердце было горько-горько, будто я прощалась с очень близким и дорогим мне существом, безвременно покинувшим этот мир. И вдруг один стебелёчек-соломка невероятным усилием распрямился, приподнял сухую, теперь уже не белую пушистую, а серенькую крошечную головку и потянулся ко мне… Это прощание длилось одно-единственное мгновение, после чего стебелёк подкосился, упал, уронив головушку на своих почивших собратьев.

Хотя и лежало предо мною мёртвое сорокоголовое сообщество маргариток, но в момент прощания  я воспринимала его как единое цельное существо по имени Цветок. И вот теперь его не стало, и душа моя оплакивала его. Ведь он, Цветок, умер от тоски по мне. Он умер от любви ко мне.





ПОЛЕ  ЛЮБВИ


В августе этого года (2003-го) я несколько дней была под Тарусой на даче у своей знакомой писательницы Валентины Колесникой. Что это за места! Холмы, прекрасные леса, поля! Всё яркое, и всё благоухает. А какие грибы в лесу, и сколько их! Стоят себе в высокой траве белые, и ты видишь только их шапки, совсем не белые, а нежно-бежевые, и кажутся они подрумяненными булками. Вон одна булочка, вон вторая, вон… Однажды, выйдя в лес в восьмом часу вечера, я нашла четырнадцать белых. Да каких – свеженьких, крепеньких, без единой червоточины!

А обильная лесная земляника! А сладчайшая лесная клубника!

Присела я на поляну отдохнуть, и мне на коленку опустилась бабочка – чёрненькая в оранжевую крапинку. Сидит и сидит себе. И стала я ей говорить комплименты, какие говорю своей киске Муське, отчего та приходит в состояние полного блаженства. Говорю чёрной бабочке, будто обрызганной солнышком: «Ну какая же ты красавица! Ну какие у тебя замечательные крылышки! Ну как ты мне нравишься…» И всё в подобном духе.

Бабочка сидит, слушает. Не шелохнётся. Я даже коленкой попробовала дрогнуть, но и это её не спугнуло.

Так прошли ещё несколько минут. А я всё продолжала ей говорить хорошие слова, ощущая, как волны ласки исходят из глубины моего сердца.

И тут произошло нечто незабываемое. Откуда ни возьмись слетелись родственницы моей красавицы – такие же точно чёрненькие и с такими же оранжевыми крапинками на крылышках. Только одна бежевая с оранжевым – видимо, «альбинос». Было их штук двадцать. И все «приземлились» на мне. Сижу изумлённая вся в бабочках. Они же оставались на мне долго-долго – пока я не поднялась на ноги.

Видимо, создала я своим сердечным током поле любви – подходящее поле для прекрасных существ, потому и слетелась ко мне эта легкокрылая компания.





ЦВЕТЫ – СВЯЗНЫЕ МЕЖ ЗЕМЛЁЙ И НЕБОМ


Это строка из четверостишия к моей первой картине цикла «Цветы». Потом число таких картин достигло уже двух десятков, а мой интерес к цветам, этим замечательным созданиям природы всё возрастал…

Как притягательно сияющее под солнцем зелёное одеяние планеты! Всё привлекает нас в царстве растительном: красота форм, цвета, благоухание. Магнетизм связан с растительным полом. Ведь распространение семян требует посредников. А ими являются подчас удивительно развитые организмы: муравьи, пчёлы. Когда же у людей откроется эфирное зрение, они увидят и работу эфирных строителей – эльфов, фей…

Цветы – посредники между миром физическим и Тонким Миром. Они соответствуют небесной модели: что наверху, то и внизу. Растительное царство наполняет пространство благодатными вибрациями. Сокровенные алхимические процессы позволяют растениям получать питание от Солнца, извлекать его из почвы, воды и преобразовывать в форму и цвет. Цель растительного царства – его особый магнетизм, тот внутренний источник красоты и очарования, который привлекает к себе более сложные формы жизни, заставляя животных употреблять растения в пищу, а человека (помимо употребления их в пищу) черпать из этого царства вдохновение, покой и ментальное умиротворение. Привлечённые красотой и благоуханием наиболее прекрасных представителей этого восхитительного царства насекомые летят на яркие краски и дивный аромат, опыляя в первую очередь душистых красавцев. И те эволюционируют быстрее своих скромных собратьев. Красивые и ароматные – лидеры зелёного покрова нашей планеты. Их по аналогии с людьми, вступившими на Путь Света, можно назвать стремящимися. Они восприимчивы к сокровенным влияниям Ангелов, которым поручено довести эти формы жизни до желаемого совершенства.

А что же делать растениям без запаха? Всё предусмотрено: и они не остаются без внимания, привлекая насекомых-посредников своей яркой окраской.

Естественно, лидер есть лидер, он обладает сразу всеми достоинствами.

Насекомые, обслуга растительного царства, тоже подразделяются на лидеров и ведомых. Первые - с особо развитым обонянием, у вторых активны органы осязания. Но обоняние более утончённое чувство, нежели осязание. Потому ароматные растения опыляются насекомыми-лидерами в первую очередь, что обеспечивает им ускоренное развитие и воспроизведение себе подобных, а у растений ярких, но не душистых, потомство появляется позднее. Следовательно, ароматные красавцы чаще воплощаются, быстрее двигаясь вверх по эволюционной спирали и ускоренно совершенствуя свой биологический вид.

Насекомые созданы Планетарным Логосом одновременно с растениями. Их сознание ниже, чем сознание растений. На первый взгляд, это странно: ведь насекомые сложнее устроены, у них есть пищеварительный тракт и органы размножения, они ползают и летают, а растения могут лишь колебаться под ветром да рассеивать семена! Да, это так, но растения связаны с Высоким Планом Мира Незримого, а насекомые нет; у каждого вида растений есть своя общегрупповая душа, а у насекомых нет! Нет её даже у прекрасных бабочек, крылышки которых расписаны подчас не менее красочно, чем лепестки цветов. Хрупки цветы, быстротечна их жизнь. Но в этом имеется и несомненное преимущество: умрёт цветок, уронит семена, а ветер разнесёт их окрест, и на смену одному прекрасному созданию явятся сотни его подобий. В каждом семени сокрыт код развития растений!

Мир Прекрасного был бы ущербным без аромата цветов. Земная парфюмерия основана на тяге человека к цветочным ароматам. Их утонченность даёт нам те же ощущения, что и музыка, поэзия, живопись. Ароматы - своего рода стимуляторы для нашего совершенствования, повышения нашей частоты вибраций, а, стало быть, для роста духовности и восхождения на более высокую ступень развития.

Ароматы растительного царства способны изменить ход болезни и исцелить организм.

Аромат связан, можно сказать, с половой жизнью растения: он призывает посвящающий ветер и насекомых. Это не поэтический образ: назначение аромата – привлекать агентов для распространения семян и продолжения жизни вида.

Солнечная энергия – вот главное из всех влияний на эволюцию групповой души растения. Именно энергия, а не солнечные лучи, ибо они – лишь внешняя оболочка духовной энергии.

Чувства Любви и Добра в этом царстве гораздо ярче, чем в царстве минеральном. Боль одного растения мгновенно воспринимается его сородичами – они начинают испытывать ту же боль! Они испытывают страх и боль, даже если кто-то причиняет вред не только растениям, а любым живым существам, находящимся поблизости! И это фиксируют приборы.

Растения – наши друзья, которые относятся к нам с любовью, доверием и вдохновляют нас своей красотой. Стоит восхититься цветком, как тут же усиливается его аромат.

Цветок тоскует по любимому человеку.  Он может даже умереть с тоски. Выше приведен мой документальный рассказ об этом, в нём нет и тени вымысла.

В растительном царстве преобладает влияние Венеры, планеты Любви, и Юпитера, планеты Удачи.

Нужно сказать, что, готовясь ко Второму Посвящению, ученик оказывается под влиянием Нептуна, и к тому же особо восприимчив к излучениям Венеры и Юпитера. Это очень укрепляет его связь с растительным царством, и он часто улавливает астральные ароматы цветов.

Однако на растительное царство влияют и другие планеты. Господство зелёного цвета говорит о могуществе Сатурна. А на влияние Марса указывает распространение красных, розовых, жёлтых, оранжевых цветов. Среди полевых цветов Запада преобладают как раз жёлтые и оранжевые.

Всё сущее на планете управляется космическими Лучами. И растения не составляют исключения.

Всего Лучей – семь: Первый Луч – Луч Воли и Могущества; Второй – Луч Любви-Мудрости; Третий – Луч Активного Интеллекта. Это три основных Луча. Но есть ещё четыре дополнительных: Четвёртый Луч – Луч Красоты и Искусства; Пятый – Луч Точных Знаний; Шестой – Луч Религии, Идеализма, Преданности; Седьмой – Луч Порядка и Магии.

Шестой Луч, Луч Преданности, усиливает рост растений в направлении идеала, Божественного Прототипа. Этот Луч выводит ростки семян на поверхность почвы. Он же заставляет взор растений устремиться к Солнцу, к его благодатным лучам. Он же смешивает краски на лепестках цветов и вызывает источение аромата. Он же определяет тип, семейство, внешний вид, силу и размеры деревьев. По образному выражению «Древнего Комментария», этот Луч вызывает потребность растений «обратить око сердца на Сердце Солнца».

В настоящее время Шестой Луч в силу циклической необходимости выходит из фазы активного проявления, а Седьмой Луч, Луч Порядка и Магии, в активное проявление входит. Посему «шестилучевой» голубой цвет начнёт исчезать и замещаться «семилучевым» фиолетовым. Как говорит Тибетский Учитель Джоал Кул, «Великий Музыкант Вселенной меняет тональность, выводит иной звук, заставляя колесо совершать следующий оборот и привлекать в радугу проявления Фиолетовый Луч, великую ноту Соль».

С уходом Шестого Луча начнут исчезать голубые растения и камни. Не станет колокольчиков, васильков, голубых гиацинтов, незабудок. Будет редкостью сапфир, а бирюза начнёт зеленеть.

И любимыми цветами людей станут фиолетовые, сиреневые, бледно-лиловые, пурпурные.

Четвёртый Луч Гармонии и Красоты, производит общую гармонизацию растительного царства на всей планете. Воздействуя на травы и мхи, он создаёт, как свидетельствует опять же «Древний Комментарий», «зелёный ковёр, на котором танцуют Ангелы». Великое Существо, курирующее весь растительный мир, находится именно на Четвёртом Луче Гармонии и Красоты. Поскольку этот Луч активно влияет и на человеческие тела, он способствует взаимообщению обоих царств. Да, действие одних и тех же Лучей в различных царствах создаёт пункты контакта этих царств, или двери, через которые они могут сообщаться. Четвёртый Луч оказывает определённое воздействие как на растительную ауру, так и на человеческую. И ту, и другую отличает жёлто-оранжевое сияние. Именно в растительном царстве, с его проявленным магнетизмом, ароматом, яркостью, тягой к свету, видна та слава, что ждёт в грядущем человечество: магнетическое излучение людей, аромат совершенства, сияние ауры и устремление к свету, вызывающее вдохновение.

С Тонким Миром – с царством Душ – растительное царство связывает Второй Луч Любви-Мудрости. Он вызывает магнетическую привлекательность цветов. Тайна его воздействия – аромат. Второй Луч многократно повышает чувствительность растений. Он оказывает очень благотворное воздействие на злаки и цветы.

Каждая планета вносит свой уникальный вклад в эволюцию всей Солнечной системы. Таким вкладом Земли является растительное царство. И это потому, что именно в нём, наконец-то, удалось слиться трём Лучам, причем расположенным по единой силовой линии: 2 – 4 – 6. Это Лучи-трансформаторы, преобразующие усвоенные растениями минералы, влагу, поглощаемую из воздуха пищу и то, что привнесено насекомыми, в нежные формы цветов, их сияющие краски, магнетические ауры и утончённые ароматы.

Каждое царство – минеральное, животное, человеческое – управляется двумя Лучами. И лишь растительное – тремя! Ибо растительное царство совершеннее прочих! Совместное влияние трёх Лучей, действующих в унисон, заставляет растения благоухать. Но человек улавливает запах лишь конкретных растений, а аромат всего растительного царства в целом доступен лишь Посвящённому.

Пока учёные не станут учитывать лучевых влияний на всё сущее, им не удастся раскрыть тайну трансформации.

Растения передают всему сущему пранический флюид – жизненную энергию. Такова их божественная функция. Но пранический флюид в виде астрального света отражает Божественную Акашу – энерго-информационное поле Земли. Всем, кто стремится читать Хроники Акаши, необходимо быть строгими вегетарианцами, чтобы истинно воспринимать и верно толковать отражённые в астральном свете события. Это древне-атлантическое Знание. Невыполнение этого мудрого правила приводит к выдаваемой ясновидцами дезинформации, в частности, к нелепым россказням о прежних жизнях. С Хрониками Акаши имеет смысл работать, просматривая прошлое и будущее, лишь когда за плечами как минимум десять лет строгого вегетарианства. Только тогда человек сможет достоверно интерпретировать астральные феномены – конечно, если он обладает, помимо очищенных тел, физического и астрального, ещё и ясностью суждений при просветлённом уме. Только у такого ясновидца имеется прочная связь и с растительным царством.
                                   
Растительное царство – великая лечебница. Энергия трав, цветов, связанная с солнечной и усиленная чистым и добрым сознанием этих благородных созданий, оказывает сильное очистительное воздействие на загрязнённую энергию больного человека.

Но величайшее заблуждение считать, что травы, если уж не помогут, то и вреда не принесут. Лечебные свойства растений пока до конца не изучены. Кроме того, каждому человеку требуется своя конкретная доза растительного снадобья. А лечебный эффект будет зависеть ещё и от положения Луны на небосклоне. Влияние Луны на растительный покров планеты огромно и ждет еще своего исследования.

Одно из страшных заболеваний нашего общества, связанного с растительным царством, - наркомания. Не нужно приписывать «травке» злую роль. Просто у определённых растений особо высокая частота вибраций, заложенная Планетарным Логосом ради их лидирующего положения и ускоренной эволюции. Стало быть, именно эти растения наиболее тесно связаны с Тонким Миром, который вносит свою незримую лепту в развитие растительного царства.

Любопытный невежда, попробовавший разок такую «травку», соприкоснётся с частотой вибраций, значительно превышающей его собственную. В результате его тонкое тело «выскользнет» в Астрал, ведомое высокочастотной «травкой». И «летун» узрит такие прекрасные краски Мира Тонкого, каких на земле не существует. Такие видения медики называют галлюцинациями. Затем человек возвращается в плотное тело, однако выброс энергии при этом опыте был столь велик, что природная частота вибраций горе-экспериментатора снижается. Тем не менее, он вновь и вновь стремится воспроизвести пережитое состояние, давшее ему, кроме ярких впечатлений, ещё и состояние удивительного, «нездешнего» покоя и гармонии. А повторы «улётов» приводят к истощению его организма, потери праны (жизненной энергии), необратимому нарушению частоты собственных вибраций, распаду личности и, в конце концов, он шагнёт от «улётов»  к летальному исходу.

Знания о лечебных свойствах растений накапливались из поколения в поколение с глубокой древности. И это – не результат многочисленных экспериментов травников, которые на себе, как считают многие, проверяли новые комбинации различных растений и таким образом судили о целебности или опасности тех или иных составов. Тогда бы на планете не осталось в живых ни одного травника!

На деле же Великие Учителя человечества передавали определенным людям -  чаще всего через сновидения - знания о свойствах растений. Причём не всяким людям, а тем, чьи сердца были чисты. Сила воздействия лечебных растений значительно возрастала от высокого уровня собственной частоты вибраций знахаря.

Любознательным, развитым, жаждущим знаний умам в разные века давались Светлыми Силами теоретические знания о растениях, неизменно оказывавшие влияние на ход эволюции общества. Но ученые бессильны были объяснить эти “ненаучные” факты, подрывавшие, с их точки зрения, фундаментальную науку с ее основательностью и серьёзностью научных выводов.

А тем, чей интеллектуальный уровень был не очень высок, но сердце было открыто добру и любви, и жила в нём искренняя и чистая вера в существование Высших Сил, людям, любившим Природу, в которой каждый стебелек, каждая травинка, каждое дерево были живой тайной, прекрасной в своем совершенстве, давались знания практические: перечень наименований растений и их всевозможных соединений для излечения человека от определенных заболеваний. Параллельно передавались сведения о незримой силе того или иного растения, способной оказать воздействие на психику человека и его поступки.

Конечно, и колдуны широко пользовались растениями - прямо скажем, не в самых благородных целях. Так, мандрагора (она под еврейским названием «дудаим» упоминается в «Бытии» и в «Песне Песней») была известна как любовный амулет и часто применялась в чёрной магии.
Целителей, обладавших знаниями трав, ценили и уважали простые люди, для которых результат лечения был важнее, чем понимание сути.

Более всего интеллектуальную прослойку раздражало то, что какие-то деревенские знахари получали своими “дикими” методами блестящие результаты. Это могло бы стать жемчужинами многих научных изысканий. Но всё непонятное и необъяснимое высмеивалось и отрицалось, что наносило непоправимый урон познанию законов растительного царства. Синтез же Сердца и Разума в познании тайн Природы всегда давал блистательные результаты, служившие во благо человечеству.

Ну, а самые ранние обширные знания из Сокровищницы Знаний Иерархии Света нашей планеты были переданы Посвящённым первых цивилизаций через общение с Великими Учителями. Посвящённые уже в те далёкие времена знали, что существует связь растений с тонкими энергиями Земли, с Луной, с Тонким Миром, со Вселенной…

С недавних пор люди начали обращать внимание на то, что уничтожение лесных массивов влечет за собой изменение климата там, где проходила планомерная и крупномасштабная вырубка деревьев. Это явление не ускользнуло от внимания ученых, заставив их лишний раз убедиться в теснейшей взаимосвязи климатических условий планеты с её растительным покровом. Но до конца ли раскрыта и изучена эта связь?

Земля – часть Солнечной Системы, а Солнечная система – крошечный атом Мироздания. Растительное царство Земли, красивое, гармоничное, повысило частоту вибраций Земли, то есть добавило ей определённую степень совершенства, а вслед за Землёй усовершенствовало – пусть в крошечной степени - и Солнечную Систему, и само Мироздание.

На новом витке своей эволюционной спирали, который длится уже несколько тысячелетий, человек разумный, так называемый венец природы, всё более и более “совершенствуя” разум, вступил в противоречие с основными Законами Космоса. В неуёмной погоне за призрачными ценностями люди стали бездумно и нещадно использовать, а подчас просто грубо уничтожать, все природные ресурсы. В нашей стране из бесценного кедра делали посылочные ящики! Кедровые леса вырубали и сплавляли древесину по рекам, но это тяжёлая древесина! Кедр тонул, гнил на дне, а отравленная речная вода губила рыбу, в частности, осетров! Был включён принцип варварства: после нас хоть потоп!

Уничтожая лесные массивы планеты, ее заливные луга с разнообразнейшими травами и цветами, распахивая и отравляя химией почву, человек рвёт нити, связующие растительный покров планеты с нею, нити, благодаря которым образуется единая биологическая структура, определяющая не только климатические условия для своего существования, но и условия существования всех семи планов планеты.

А экологическое здоровье планеты – это возможности нашей жизни на ней! Мало-помалу наступает запоздалое прозрение… Да и то касающееся лишь мира физического. А тем временем Мир Тонкий со всё более возрастающей тревогой следит за экологическим состоянием Земли и за нравственным состоянием ее обитателей, что представляет на нынешнем этапе развития прямую угрозу нарушения гармонического равновесия Мира Тонкого и Космоса.

Уничтожение растительного покрова Земли - это уничтожение биологической структуры, имеющей разум и сознание. Мы стремимся войти в контакт с любым инопланетным Разумом, а в то же время совершаем тягчайшее преступление: убиваем биоструктуру, являющуюся для нас таким же инопланетным разумом. Но за преступлением следует наказание. Закон Кармы неумолим. Состояние нашего общества на сегодняшний день трагично. Умы направлены на ложные ориентиры, которые не имеют никакого отношения к сердцу и душе. И это крайне опасно: ведь человечество может легко подпасть под влияние Сил Хаоса, темных инстинктов и низких желаний.

Если два-три человека синхронно подумают об одном и том же, сила мысли возрастает в геометрической прогрессии. Но мысль обладает мощью и в Мире Тонком. Так представьте себе картину, когда вся планета, с ее растительным покровом, вибрации которого настроены на высокие планы Тонкого Мира, оказывается под гнётом низких, отравляющих, подобно яду, вибраций! И это ещё не всё! Устремлённые в пространство, в Миры Надземные, низкие вибрации являются мощной опорой Сил Хаоса. Можно себе вообразить, во что превратится человечество, получая - согласно закону бумеранга – импульсы и мыслеформы от этих Сил. Получается заколдованный круг, начертанный нами самими. Вырваться из него мы сможем, лишь осознав жесточайшую необходимость сохранения планеты, ее экологии, ее растительного и животного миров. 

Увы, пока в нынешней реальности всё иначе. Вспомнила собственное четверостишие:

Наша планета – наш дом
Требует бережной нежности.
Мы же небрежно живём
На побережье Безбрежности.

Но, к счастью, в нашем обществе есть люди с очень высокой духовностью – они устремлены к самосовершенствованию, к осознанию Красоты, способной спасти мир, к осознанию Высших Сил, Великих Учителей человечества, они помогают прозрению тысяч! Так что пока ещё сохраняется возможность спасения планеты, очищения ее надземных слоев и восстановления первоначального цвета ее ауры путем сохранения и возрождения всех творений Планетарного Логоса, несущих частоту вибраций высшего порядка…

В растительное царство из минерального перешли те монады, развитие которых достигло необходимой для этого планки. Переход из одного царства в другое сопровождался существенными преобразованиями земной коры. Изменение климатических поясов происходит всегда даже при малом смещении земной оси, которое совершает Планетарный Логос в соответствии с новым эволюционным витком Солнечной системы.

Проявилась новая грань творчества Планетарного Логоса: новая форма, обретённая монадой, была беззащитна и хрупка у одних видов растений и более прочна у других. Утончённые вибрации растений по сравнению с низкочастотными вибрациями минералов потребовали новых красок, также и утончённых, и прекрасных. Главным источником жизни растений стало солнце, его живительная энергия дала возможность закипеть краскам на поверхности планеты. Так что у растительного царства два Творца: Планетарный Логос и Солнце. Земля – Мастерская этих Великих Художников, палитра красок которых неистощима. Всё, сотворённое ими, - сама Гармония, сама Красота. Солнце, почва, вода – три стихии, три опекуна растительного царства. Растения более осознанно, чем минералы, подчиняются планетарным ритмам: день-ночь, зима-лето. На рассвете солнечные лучи касаются листочков, возвещая о начале дня, несущего им радость общения, осознание своего роста… Цветы распускаются, следя за движением солнца, чтобы максимально напитаться его энергией. А корешки и большие корни находят в почве полезные, питательные, минеральные элементы. Закат же оповещает: пора отдыхать, все клеточки должны расслабиться, чтобы накопить силы для завтрашнего дня.

Все первосотворённые цветы были самим совершенством. Красота нынешнего растительного покрова Земли, бездумно уничтожаемого людьми, - лишь слабое отражение первичных дивных красок и форм. Кто виноват? Да насекомые! Эти ползучие и летучие «мичуринцы» смешивали виды различных растений, запустив таким образом процесс неосознанного творчества.

Кстати, машины – железные копии насекомых. Стрекозы подсказали инженерам форму вертолёта, членистоногие – форму шагающего экскаватора, да и луноход ими же подсказан.

Но если биоструктура насекомых пробуждает научно-техническую мысль, то биоструктура растений будит в нас дух, чувства Любви и Красоты, что способно поднять человека до высочайшего уровня развития, предусмотренного Планетарным Логосом. Однако в нашей цивилизации, увы, научно-технический прогресс оказался приоритетным по отношению к развитию духовному. И это представляет угрозу как собственному существованию человечества, так и равновесию Тонкого Мира…

Эволюция растительного царства – идеальный вариант эволюционного движения, при котором Силы Созидания постоянно доминировали над Силами Хаоса. Потому мир чувств и сознаний этих прекрасных творений остался добрым и чистым.

Растения очень эмоциональны (свидетельством чему является мой рассказ о поющих маргаритках). Впитывая в себя Любовь Солнца и Планетарного Логоса, они выражают свою ответную любовь языком звуков – музыкой сфер. Музыка растений – простейшие комбинации звуков, но столь ясных и чистых, что они будят в сердцах тех, кто их способен услышать, чувства Гармонии и Любви, присущие Высшим Планам Бытия.

Растения познают мир через общение друг с другом и посредством осязания биоточками на поверхности своей листвы. Чувство опасности, испытанное одним видом, резко меняет частоту его вибраций и улавливается всеми растениями планеты. Ведь они общаются друг с другом вибрационно, то есть телепатически. А это – высшая форма общения в Космосе!

Растения обладают способностью любовью отзываться на любовь.

Великий индийский духовный Учитель Йогананда в первой четверти ХХ века дружил с известным американским учёным-садоводом Лютером Бербанком и в своей книге  «Автобиография йога» описывает то удивительное, что наблюдал в саду учёного.
– Секретом лучшего разведения растений, помимо научного знания, является любовь, – эту мудрость Лютер Бербанк высказал во время прогулки в его саду в Санта Роза. Мы задержались у клумбы съедобных кактусов. Он продолжал: – Проводя опыты по выведению кактусов без колючек, я часто говорил с растениями, чтобы создать вибрации любви: «Вам нечего бояться. Вам не нужны колючки для защиты. Я защищу вас». Постепенно появилась новая разновидность этого полезного растения пустыни – без колючек.

Я был очарован этим трудом.
– Дорогой Лютер, дайте мне, пожалуйста, несколько листов кактуса, я посажу их у себя в саду на Маунт Вашингтон.

Стоявший рядом рабочий хотел было их сорвать для меня, однако Бербанк его удержал.
– Лучше я сделаю это сам. – Он вручил мне три листа, которые я потом посадил и радовался их буйному росту.

Великий садовод рассказал, что его первым триумфом был огромный картофель, ныне известный под его именем. С неутомимостью гения он продолжал одаривать мир сотнями скрещенных улучшенных пород – новыми бербанковскими видами помидоров, зерна, кабачков, вишни, сливы, гладких персиков, ягод, маков, лилий, роз.

Я приготовил свой фотоаппарат, когда Лютер подвел меня к знаменитому дереву грецкого ореха, благодаря которому он доказал, что естественная эволюция может быть значительно ускорена.
– Всего за шестнадцать лет, – сказал он, – это ореховое дерево дало обильный урожай орехов, чего природа могла бы достичь только лет за тридцать.
   
Каждое царство в целом представляет собой существо, и совокупность всех его форм составляет тело проявления этого существа. Общее магнетическое излучение отдельного царства природы – это выражение основного качества этого существа.

Посвящение для  минерала – его радиоактивность, ключ к этой тайне заключает в себе радий. Посвящение для растения – его аромат. Благоухание и радиоактивность связаны, у них единая суть - излучение, хотя в каждом царстве своё, специфическое. И люди должны культивировать истечение из растений аромата.

Растительное царство, напитанное солнечной энергией, - своеобразный прообраз людей грядущего, которых Циолковский называл «лучистым человечеством» и пищей которого будет исключительно солнечная энергия. И есть уже на планете несколько тысяч людей, питающихся солнечной энергией, праной. Они себя называют пранистами. За первыми «ласточками» последуют стаи.

В эзотерическом смысле освобождение человека – это переход его в Пятое Царство, в Мир Боголюдей; освобождение минералов – их переход в мир растений; освобождение животных – их переход в четвёртое царство, в мир человеческий. Но откуда взялась монада самих животных? Разумеется, из растительного мира – от наиболее плотных, крепких и наименее изысканных его видов. А вот освобождение прекрасных цветов  - это их переход в эволюцию дэвов: в Мир Ангелов!
Март 2009 г., Москва


СИМВОЛ ВСЕЛЕННОЙ


В середине августа 1993 года я ехала с группой целителей на Памиро-Аллай. Памиро-Аллай… Всё моё имя вписалось в этот Аллай и поглотилось им. И душа моя поглотилась им за те короткие пять дней, что я там была. Ещё до поездки меня волновало созвучие (которое, возможно, другим покажется неочевидным): Памир-пирамиды. В голове вертелась строка: "Пирамиды гор Памира…" И хотя горы эти, как оказалось, не строго пирамидальны, но духовное созвучие названных слов продолжает во мне пребывать: подоплёка этого созвучия - торжественное величие незапамятной древности. В горах сия древность усеяна старыми и новыми жизнями: минеральными, растительными, животными, человеческими.

Однако перед тем, как восхититься горами, мне пришлось пережить затяжное четырёхсуточное чувство омерзения в плацкартном вагоне поезда Москва-Андижан, кишмя кишащего тараканами. Постельное бельё представляло собой мокрую серую кучу, густо пропитанную дустом. Матрацы, подушки, стены - всё было в дусте, на который тараканы, как говорится, "чихали". У меня же "чихать" не получалось - я почувствовала себя отравленной уже через несколько минут. Один туалет был заперт до конца нашей Манвантары (громадного цикла проявления нашей Солнечной Системы), во втором сломанная дверь не закрывалась вообще.

Вагон был чудовищно перенаселён, ибо увеличение "поголовья" пассажиров (для подобных условий слово "поголовье" представляется мне наиболее точным) даёт проводнику немалый доход. Люди платят тройную, даже "пятерную" цену за билет и при этом не имеют места: сидят на чужих постелях. В основном это представители узбекской коробейной рати. Ночью не до сна: следует быть начеку, чтобы тебя не пристукнуло чьим-нибудь нечаянно уснувшим и свалившимся на тебя телом…

Бодрствовавшие коробейники все ночи дулись в карты, хлестали водку, курили не только сигареты, но и анашу, матерились очень громко и исключительно по-русски и в завершение затевали драки…

Нашим молоденьким целительницам было непросто пройти по вагону, поскольку молодые коробейники вели себя, как гуси: щипались.

Вечерами в тамбурах резали баранов и разделывали туши…

То и дело раздавался звон разбитого стекла: это влетал в вагон из казахской степи или позднее из узбекских садов увесистый булыжник, запущенный юным удальцом. Поезд полз с разбитыми стёклами, но, собственно говоря, если бы не это, все бы позадыхались в дусте и анаше.

Когда поезд уже подъезжал к Маргелану, в моё окно влетел камень, и я с ног до головы оказалась в осколках. Моё счастье, что была в очках и не поранились глаза.

Молила Учителя о том, чтобы Он помог мне избавиться от чувства омерзения. А Учитель дал большее: преподнёс мне Дар Небесный.

Заметила, что всё самое необыкновенное происходит со мною, когда мне очень худо: и Хор Ангелов я слышала, уже отдавая Богу душу (расскажу об этом чуть позже), и древнегреческую песню восприняла, терзаемая острой болью, и белейший эллипс каузального тела видела, почти теряя сознание. Учитель каждый раз поддерживал меня Своим Знаком. И на сей раз Он тоже меня не оставил.

Шли вторые сутки испытания тараканами, вонью дуста, алкоголя, анаши, никотина и прочего, когда я вдруг увидела плывущий за окном вагона огромный прекрасный Знак. Эфирный, многометровый, скульптурный, ярко-малиновый с узким зелёным окаймлением. От изумрудной каймы исходили радужные лучи. Знак был не плоский, а объёмный, не нарисованный, а вылепленный. Форма его - перевёрнутая омега с двумя малиновыми шарами, отороченными зелёной каймой, под каждым крылом.

Знак источал флюиды, заставлявшие радостно трепетать сердце.

Он плыл перед моим окном долго - минут двадцать. Двигался со скоростью поезда.

Я пыталась обратить на него внимание целителей, то и дело взывая: "Смотрите, какой прекрасный Знак! Огромный! Малиновый!"

Однако Знака никто не видел. Я недоумевала: как можно не увидеть такую громадную яркую фигуру?

И вдруг отнюдь не целительница, а одна простая женщина, наша попутчица, украинка из Ферганы, резковато так говорит: "Да что Вы твердите - малиновый, малиновый! По краям-то он зелёный!"

Я была просто счастлива, что хоть один человек ещё увидел этот Небесный Знак!

Но что он означает? На этот вопрос я не находила ответа ни в поезде, ни позднее в Москве, когда встал вопрос об эмблеме для созданной мною Общины Космического Сознания. Лишь чётко понимала, что Знак этот плыл за мною неспроста. Потому и решила: он должен стать эмблемой Общины. Так Знак оказался на нашей печати и на моей визитной карточке, хотя смысл его был мне по-прежнему неведом.

И вдруг однажды, когда я в очередной раз задумалась над Знаком, буквально сами собой пошли стихи-расшифровки. Я записала их минуты за две.

Из Божественных Сфер,
Из Вселенской Мистерии
Погружается Дух
В непроглядность материи.

Погружается Дух
В опыт, в робу рабочую,
Чтобы вновь воспарить
В Область Солнечно-Отчую.

Там не ведома, нет,
Суета быстротечности.
Там Миры, как шары,
Под крылами у Вечности.

Записала и поразилась точному совпадению смысла строк с движением линий Знака: сверху вниз (в материю), пребывание внизу (обретение опыта) и вознесение вновь вверх - к Горизонтали Божественной Области.

Спустя некоторое время мне подсказали: так это же Универсум, Символ Вселенной! Эмблема духовной школы француза Жана Гавера, открытой им в Москве, в одной своей части перекликалась с нашей: крылатый конь в пламени, а ниже… мой Знак, только крылышки у него покороче, и шаров под ними нет.

Господи Боже! Символ Вселенной упорно и торжественно плыл передо мною целых двадцать минут, чтобы приплыть в конце концов на печать Общины Космического Сознания!!!

А в этом (2003) году, 7 сентября, на книжной ярмарке, традиционно проводившейся на ВДНХ, я познакомилась с одним киевлянином, имеющим отношение к книжному делу, и протянула ему свою визитную карточку. Он с изумлением вгляделся в Знак и объявил, что в тантризме подобный Знак символизирует Бога!!!