Творчество Аллы Тер-Акопян

об АВТОРЕ
КНИГИ
СТАТЬИ
ПОЭЗИЯ
для ДЕТЕЙ
АРТ-ПОЭЗИЯ
ВЫСТАВКИ
ФИЛЬМЫ
ХРАМ ПОЭЗИИ
МЫ-ШАРЫ
ПОЕЗДКИ
ВЕЛ. ПРИЗЫВ
СКАЧАТЬ
ССЫЛКИ
ПОЧТА
РАЗНОЕ
СТИХИ АЛЛЫ ТЕР-АКОПЯН
ДЛЯ  ДЕТЕЙ
 
ДЯДЯ  ЛЁВА
Три сказочки про дядю Лёву

1. СТАНЦИЯ С ОВОЩНЫМ НАЗВАНИЕМ

Славным путникам – удачи!
Навсегда вошёл во вкус
Этой жизни несидячей
Дядя Лёва – Рыжий Ус.

Он не выглядит усталым:
Бравый вид и лёгкий шаг.
Дядя Лёва шёл по шпалам,
Напевая просто так:

Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля,
Ля-ля-ля, ля-ля, ля-ля.
Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля,
Ля-ля-ля, ля-ля, ля-ля.

Чудо-выправка, сноровка…
Вдруг ходок протёр глаза.
Надпись: «Станция Марковка».
Почему-то через «а»!

«Ну, такого грамотея
Поискать, я вам скажу.
Не видал таких нигде я,
А давно уже хожу.
Как не знать простого слова?»

Дёрнув ус свой золотой,
Отвернулся Дядя Лёва
От неграмотности той.

И пошёл скорее мимо.
Огорчение – пустяк.
Он шагал неутомимо,
Напевая просто так:

Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля,
Ля-ля-ля, ля-ля, ля-ля.
Ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля,
Ля-ля-ля, ля-ля, ля-ля.

«Обойдусь я без попуток:
Расстоянья – по плечу!»
Вдруг шепнул ему желудок:
«Дядя Лёва, есть хочу!».

Да, пора и на заправку.
Ну а после – вновь вперёд!
Дядя Лёва сел на травку,
Съел подсохший бутерброд
И запил его водою
Из весёлого ручья.
А потом – само собою –
Прикорнул под песнь грача.

Встал.
Глядит на небо.
Тайна
Высоты волнует грудь…
И, задумавшись, случайно
Повернул в обратный путь…

В чудный мир, пронзённый светом,
Уплывали облака…
Дядя Лёва был поэтом –
Был рассеянным слегка.

Он шагает вновь по шпалам.
Он идёт себе, идёт.
Видным выглядит, бывалым.
А куда идёт –
Вперёд?!

Дует тёплый ветер с юга.
Из гнезда глядят птенцы.
И похожи друг на друга
Шпалы, словно близнецы.

Что-то в местности не ново…
И вокзал похож на тот…
Убеждён был Дядя Лёва:
Не назад идёт –
Вперёд!

Это что за подтасовка?!
Снова бросилась в глаза
Надпись: «Станция Марковка».
Как, и эта через «а»?!!

Для чего Марковка снова?
Повторяется народ!
Ухмыльнулся дядя Лёва:
«Заглянули б в огород!
Что – других названий нету?
В мире столько овощей!
Я хожу по белу свету –
Много странных тут вещей…
Вот горох совсем неплох –
Жил когда-то Царь Горох!
Чем Морковка лучше Лука?..»

Вдруг пронзила, как игла,
Мысль его:
«Не врёт Наука!
Ведь Земля и впрямь кругла!
Мне легко на свете белом!
Ангел Путников – со мной!
Шёл я, шёл, и между делом
Обогнул я Шар Земной!».


   Тут дядя Лёва увидел на перроне человека в кепке со скучными глазами и спросил:
-    Что это ваша станция так по-овощному называется?
   Человек со скучными глазами тускло на него посмотрел:
-    Где это вы овощи разглядели?
-    Так Морковка же! – удивился дядя Лёва его непонятливости.
-    Ну и неграмотный же вы человек! – скривился скучноглазый. – Морковка, между прочим, через «о» пишется. А станция наша Марковка! Ударение на первом «а»!

   «Как это я сам не догадался?» – покраснел дядя Лёва. Но тон, каким с ним разговаривал скучноглазый, ему очень не понравился. И потому он ему не стал говорить, что обогнул невзначай Земной Шар…

В чудный мир, пронзённый светом,
Уплывали облака…
Дядя Лёва был Поэтом –
Был рассеянным слегка.

Стихи дяди Лёвы, сочинённые им в пути: про жалобы цветов, про ворону, про грибы и про Жар-птенчика
 
Песенка о подсолнухе

Вырос в городе подсолнух
С круглой детской головой,
Средь оград, глухих и сонных,
Удивительно живой.

Он стоит такой лучистый
Под поблекшей синевой,
Размышляя золотистой
И неглупой головой:

«Отчего я так тоскую,
Весь какой-то не такой?
Врос я в землю городскую
Деревенскою ногой».

Жалоба  ромашки

Дождинка стукнула ромашку.
Та закачала головой:
«Ой, будет шишка!
Боже мой,
Живёшь с душою нараспашку,
И вдруг такой удар судьбы…»

Ромашечка, так это ж  влага!
О, как красавицы слабы:
Ведь и удар – порою благо!

Жалоба одуванчиков

- Проснёшься и увидишь поутру,
Насколько всё непрочно и нестойко.
Мы – поле одуванчиков.
И только!
Друзья мои!
Как страшно на ветру!

- Не бойтесь, дорогие: смерти нет.
Ведь в каждой вашей лёгонькой сединке,
В её чуть серебристой серединке,
Таятся ваши детки-невидимки,
И все они увидят белый свет.

Жалоба ландыша

- Я красивый, ароматный,
У меня успех громадный,
Но и счастья, и покоя я лишён.
Рвут меня и те, и эти,
Рвут и взрослые, и дети.
Век мой краткий ещё больше сокращён.

- Успокойся, наш прекрасный!
Ты записан в Книге Красной!
И отныне ты законом защищён!

Неудачная  шутка

Гриб пошутил довольно плоско:
«У дятла сотрясенье мозга!
Долбит сосну он головой,
И странно, что ещё живой».

Но тут поднялся Лев на лапы,
И был Грибу ответ таков:
«За неимением мозгов
Получишь сотрясенье шляпы!».

Рр-рр-рр-рр!
Это лев зарычал от возмущения, потому что живые существа должны дружить, а не ехидничать.   


Ворона и снежинка

Снежинку склевала невольно ворона.
Конфуз, да и только!
Глядит удивлённо.
Прослыть ей не хочется глупой старухой:
Снежинку она перепутала с мухой!
С утра размечталась о сытном обеде.
Теперь же над ней насмехаются дети!
Она говорит им надменно и сухо:
«Решила чуть-чуть посидеть на диете».

Ворона и изюминка

Досталась изюминка как-то вороне.
Ворона на ветке сидит, как на троне,
И думает:
-    Как я умна и прекрасна!
Я птица «с изюминкой» - разве не ясно?!

Грибные страсти

Мухомор – лесной красавец,
Вид его – победный.
Вызывает щёголь зависть
У поганки бледной.

Та бледнее с каждым часом
И желает, чтобы разом
Выцвел красный зонт красавца,
Потерял веснушки…

Так завидуют и злятся
На лесной опушке
Ядовитые грибы –
И опасны, и грубы.

Ну, а белый гриб спокоен.
Белый гриб – само добро.
Он признанья удостоен –
В нём здоровое нутро!

Жар-птенец

Заболела Аня гриппом,
Дышит девочка со скрипом,
Лоб её горит огнём –
Поселился нынче в нём
Жар-птенец большой Жар-птицы
И не хочет отселиться:
Так уютно средь перин!

Входит доктор Аспирин.
Говорит он Жар-птенцу,
Огнепёрому мальцу:
-    Улетай-ка в небеса
И твори там чудеса,
Как твоя Жар-Матушка…
Не упрямься, лапушка!

Поразмыслив, Жар-птенец,
Анин огненный жилец,
Прочирикал, наконец:
-    А давай-ка, Аспирин,
Вместе в небо воспарим!..

Утром Аня чуть устало
Поднялась, с постели встала.
Удивилась: где же грипп?
Где же насморк?
Где же хрип?..

Солнце вышло из-за туч
И несёт земле добро.
А в окне сияет луч,
Как Жар-птенчика перо.


2. ПЧЁЛ - СОПЕРНИК ДЯДИ ЛЁВЫ

РОМАН О ЛЮБВИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Кто такой дядя Лёва

Дядя Лёва – мастер слова.
Он с поэзией – навек.
И к тому же в дождь и снег
Вечный путник Дядя Лёва
И хороший человек.

Шёл полями, берегами.
Путь – начало всех начал.
Там привал, а тут причал…
Географию ногами
Дядя Лёва изучал.

Он осваивал планету,
Полон жажды перемен.
Шёл он, шёл по белу свету,
Воспевал планету эту,
И пришёл он в город Эн.

Кто такой Пчёл Алек

   Пчелиная семья прилетела на Землю с планеты Венера. Семейство худо-бедно приспособилось к новым обстоятельствам. И только один пчелиный детёныш тоскует:  «Каждый день одно и то же! Моя творческая натура с этим не может смириться. Ну почему, почему как только я чуть-чуть подрасту, я непременно буду обязан заниматься производством мёда? Может быть, во мне пробудится талант художника. Или певца. Кстати, пчелиный бас совсем неплох. Или поэта. Я с раннего детства сочиняю стихи. И почему я, как и все пчёлы, безымянный? Меня называют просто «маленькая пчёлка». Но, во-первых, не такая уж и маленькая, если я в состоянии рассуждать о жизни. А во-вторых, не пчёлка, а Пчёл! Ведь я мальчик! И я уже придумал себе имя – Алек. Оно ласковое и в то же время откровенно мужское».

Баклажаноносый
Алек обращает внимание на человека с носом цвета… какой же это цвет? А! Вспомнил!
Алек как-то пролетал над огородом и видел баклажаны – точь-в-точь такой окраски. Интересно: нос цвета баклажана! А что этот человек пьёт? Что-то белое, прозрачное…
Алек на лету выдвинул свой хоботок и сел на мгновение на мокрый подбородок баклажаноносого. «Фу, какая мерзость! Ну, и глупый же человек! На свете есть такие ароматные цветы, а в них нежнейший и сладчайший нектар! Вот что нужно пить! А баклажаноносые пьют горький яд! Какая странная планета!..»

Урок физики
По земным законам, мы не должны летать, поскольку крылышки у нас невелики, а тельце тяжёленькое, как камешек. Но мы-то этого не знаем, и потому летаем. Это, конечно, шутка. А на деле – что нам земные законы, если мы пришельцы? Вернее, прилетельцы. У нас, на планете Венера, действуют иные законы притяжения. Мы притягиваемся к небу больше, чем к земле.

Урок истории
Мы - с Венеры, так же, как муравьи, помидоры, пшеница и кукуруза.

Урок воображения
Учитель: Давайте сочиним песенку про нашу жизнь.
Алек:
Целый день жужжу, кружу,
Спящих всех бужу, стыжу.
Жу-жу-жу-жу,
Жу-жу-жу!
Учитель: Всё схватываешь на лету! Удивительно способный пчелёнок. Пятёрка!

Ещё об учёбе Пчёла Алека
Он в стенах пчелиной школы,
Где гранит науки пчёлы
По-пчелиному грызут,
Удостоился медали.
Но его манили дали –
Жёг далёких странствий зуд.      

Сдал экзамены по цвету,
По цветам и по букету
Ароматов, нужных лету.
И, послав семье приветы,
Мёдознанию взамен -
Пчёл кружил по белу свету
И спустился в город Эн.

Цветочный магазин в городе Эн

Этот город был из новых:
Строй, на скрипочке играй.
Утопал в садах вишнёвых
Город-праздник, город-рай.

Всё для блага населенья!
Город Эн – такой один!
Всюду – общее цветенье.
Плюс – цветочный магазин.

В магазине в это лето
Цвёл цветочек – краше нет:
Продавщица Виолетта
Двадцати не полных лет.

Насыщали облик милый
Дух садовый, дух лесной.
Кудри чёрные средь лилий –
Это ночка с белизной.

Хризантемы и гвоздики
И семейства разных роз…
Тут цветные смотрят лики
На лицо всеобщих грёз.

Продавщица Виолетта
Двадцати не полных лет
Вся – из праздничного лета,
Вся – улыбка, юность, свет!

Встреча Пчёла Алека с дядей Лёвой

К дяде Пчёл тихонько сзади
Без жужжанья подлетел.
Сел на ус весёлый дяди.
Прокатиться захотел?

Да вы что! Узнать занятно:
Симпатичен Рыжий Ус,
Дядя сильный, дядя статный,
Но, случайно, он не трус?

Нет, не думал тот про жало,
Слухом к Алеку приник.
И внутри всё зажужжало
Вдруг у Пчёла в этот миг.

Он назвался: Пчёл, мол, Алек.
Был недавно ученик.
Дядя Лёва – из бывалых:
Знал пчелиный он язык.

Сам назвался: «Дядя Лёва».
Был в восторге юный Пчёл:
«Дядя Лёва – это клёво!
Я о вас уже прочёл
В детской книжке интересной!
Вы в пути - в пути всегда!
Дядя Лёва, вы – известный!
Дядя Лёва, вы – звезда!»

Потянуло ароматом
Слева – там, где поворот…
В Пчёле дрогнул каждый атом,
Крикнул басом он: «Вперёд!
Замечательное дельце!
Там – нектар! Цветочный бал!»

И, покинув ус владельца,
Направленье указал.

Встреча Пчёла с Виолеттой

Алек был пчелиным сыном:
Обонянью – где предел?
И в цветочный магазин он
По наитию влетел.

И красавицу Виолу
Сразу начал обожать.
Захотелось очень Пчёлу
Ей на ушко пожужжать.

Пчёла головокруженье,
Лёгких крылышек движенье
Перешли в телокруженье
Над девичьей головой.
И она сказала: «Ой!»

Он Виоле сел на чёлку,
Прочь сомнения гоня…
«Очень миленькая пчёлка!
Не ужалишь ты меня?»

Так сказала – краше нету:
Вся улыбка, юность, свет –
Продавщица Виолетта
Двадцати не полных лет.

Первое признание Пчёла Алека

Виолетта – дух фиалок!
Я нектар для вас коплю!
Я не пчёлка! Пчёл я! Алек!
Я не жалю, а люблю!

Несравненная Виола!
Мне без вас не мил и свет!
Бас настроен мой на соло,
Жизнь, Виола, - на дуэт!

   Однако Виолетта не знала никаких языков, кроме родного человеческого. Короче, она ничего не поняла. И Пчёл Алек решил ей попозже пропеть всё подробнее, причём перейдя уже на «ты» - так вроде бы Виолетта становилась ближе.

Встреча дяди Лёвы с Виолеттой

Пчёла искреннее слово
Прервалось в единый миг:
Рыжеусый дядя Лёва
На пороге вдруг возник.

Видит очи. Видит Пчёла,
Как заколку, в волосах…
Ах, красавица Виола!
Ах, улыбка на устах!

И купил у Виолетты
Он букет роскошных роз.
И живое чудо это
Сразу ей и преподнёс.

На красу смотрел несмело –
Осторожно, чуть дыша…
Но душа сама запела,
Как умеет лишь душа.

Песня дяди Лёвы

Нет прекраснее Виолы.
Всё в ней ладно: лик и стать.
От Виолы даже пчёлы
Стали головы терять.

Лик – что роза!
Стан – как пальма!
Взор её слегка затронь –
Обожжёт сильней напалма
(В мире есть такой огонь).

Сам-то я не из испанцев –
Я без южного огня.
Но неужто нету шансов
На взаимность у меня?

Я Виоле в жертву волю
Принесу, не тратя слов.
Угодить хочу Виоле:
Я оседлым стать готов!

Вот как оценил песню дяди Лёвы Пчёл Алек

Вряд ли шансы есть у дяди.
На кого теперь пенять?
Разве можно в серенаде
Про напалм упоминать?

И к чему приплёл испанцев?
Первый враг его – язык!
Вдвое меньше стало шансов
У бедняги в тот же миг.

Песнь Пчёла Алека

Несравненная Виола!
Я  - пчела мужского пола!
Я с медалью кончил школу
И узнал, что значит труд.
Тайнам всех цветов, Виола,
Обучает наша школа,
Где гранит науки пчёлы
По-пчелиному грызут.

Вдруг средь солнечного лета
Ты явилась, Виолетта!
Вся в цветах, и вся из света,
И мою волнуешь кровь.
Ах, Виола, Виолетта!
Совершенно чувство это,
И блаженно чудо это
По названию Любовь!

   За эти несколько минут Виолетта так и не выучила пчелиного языка. Конечно, Алек мог попросить дядю Лёву перевести, тот - единственный человек на свете, владеющий пчелиным языком. Но дядя Лёва – лицо заинтересованное! Он – соперник! Алек ему не доверял – переведёт ещё в свою пользу!   

Дядя Лёва ревнует и унижается

Юрок Пчёл-то! Он юлою
Кружит, ластится, жужжит
Над деви́чьей головою!
Вдруг ей голову вскружит?

И упорен Пчёл, похоже…
Попросить?..
Вздохнул раз пять:
«Ты ведь, Алек, помоложе, -
Старшим надо уступать».

Но ответил Пчёл задорно:
«Пререкаться не люблю –
Место в транспорте, бесспорно,
Я всегда вам уступлю.
Но в любви – побойтесь Бога! –
Кто дорогу пресечёт?
Молодым - везде дорога!
Старикам – всегда почёт!»

«Ой-ой-ой! Ну и шутник ты!
Что ж - задел меня слегка.
Да какой же я старик-то?
Мне ведь нет и сорока!»

Но, в упор на дядю глядя,
Пчёл ответ нашёл и тут:
«Для меня в летах вы, дядя, -
Пчёлы столько не живут».

Магазин закрылся

Ах, Виола, что за очи!
Нет прекраснее глубин!..

День закончился рабочий,
И закрыли магазин.
Бедный Пчёл, любовью болен,
Полетел за нею вслед:
Адрес выведать виолин,
Получить её ответ.

Вздох Пчёла Алека и его записка

Ах, Виола! Мир недаром
Поделён давно по парам!
И с законом этим старым
Нужно быть накоротке…

Написал ей Пчёл нектаром
На лиловом лепестке:

Глаза чернее ночи
Взирают из-под чёлки.
Да не глаза, а очи –
Две бархатные пчёлки!
А я их взгляд ловлю –
Ведь я тебя люблю!

Лепесток он бросил в щёлку
Приоткрытого окна.
Он любил её, как пчёлку…

Но…
С другим была она
Весела, мила, нежна…

Вышла парочка из дому.
Пчёл решает: полечу!

Прижимается к чужому,
А не к пчёлину плечу,
Несравненная Виола –
Золотая нежность Пчёла!

Вдруг навстречу Рыжий Ус:
Взор широк – на сердце груз.

А краса на дядю Лёву
Смотрит взглядом глаз живых.
Произносит три лишь слова:
- Познакомьтесь, мой жених.

Дядя Лёва, как в угаре,
Изумлённо вскинул бровь:
 «Этот хиленький очкарик –
Виолеттина любовь?!».

Но продолжила Виола,
Гордость пробуя на вкус:              
«Женя – будущий биолог,
Перешёл на третий курс».

Прощальная ревность Пчёла Алека

Удар судьбы застал врасплох его.
И над Виолой Пчёл завис.
Сердечко Пчёла ныло, охало –
Слова обиды излились:

«Передавай приветик милому!
И в путь – в совместное житьё!
Ты предпочла меня бескрылому!
Ну, что же – каждому своё.
Я на судьбу свою не сетую –
Ты не увидишь мук и слёз…»

Но отогнал его газетою
Жених от де́вичьих волос.

Дядя Лёва пожалел Пчёла Алека

Алек – в слёзы!
Были грёзы,
Сплыли грёзы в никуда,
Отцвели, увяли розы…

За стихами – время прозы
Наступает, как всегда…

И подумал Дядя Лёва:
«Я-то тёртый уж калач,
Жаль мне Пчёла, право слово,
Он по-юному горяч…»

- Алек, пчёлнышко, не плачь!
Жизнь – в обёртке полосатой:  
Может, тем и хороша.
Ты безусый, я усатый –
Но живая в нас душа!
Ты не рань её досадой.

Ну, нашла девчонка пару!
Что же – жало ей к виску?!
Разгони свою тоску:
Выпей свежего нектару!
Я пойду попью кваску.

* * *
Знать обязан каждый школьник:
Жизнь – не только сад услад –
Здесь любовный треугольник
Превращается в квадрат!

(Пусть поможет вам художник
Эти сложности понять…)

Было солнце – будет дождик,
После – солнышко опять.

Должен знать поэт усатый
И пчелиный знать поэт:
Жизнь в одёжке полосатой –
Вся из радостей и бед.

Ни к чему унылый ропот -
Мол, судьба нехороша.
Ведь растёт лишь через опыт
У людей и пчёл душа.


3. КОСМИЧЕСКИЙ ТУРИСТ

Космос – это-волшебство.
Дяди Лёвин – идеал он.
С ним не спит  душа его,
Как под тёплым одеялом,
А волнуется, стремится
В Космос вылететь, как птица.
Космос звёздами звенит,
И романтиков в зенит
Увлекает звон суровый.
Он услышан Дядей Лёвой!
А услышав этот звон
Слухом, праздничным и чистым,
Тут решает твёрдо он
Стать… космическим туристом.
Жил себе, простой и скромный,
Он в глуши, в лесу, в тиши.
По земле ходил огромной.
Но явился в день приёмный
И сказал от всей души:

- Представляю, что заслонов
Строгих перечень велик.
Нет в кармане миллионов,
Но зато здоров, как бык.

- Да у нас проект насыщен,
Нам не надобны быки.
Больше ценятся, дружище,
В невесомости мозги!

- Ну, так это знает каждый!
И с мозгами – не вопрос.
Не настиг меня пока что
Ни маразм и ни склероз.

- Боже мой, какая проза!
Видишь, выход? Так иди!
Без маразма и склероза
Тоже ходят – пруд пруди.

И застряло в сердце слово,
И больней отказа нет.
И очнулся Дядя Лёва,
Вспомнил вдруг, что он – Поэт!

«Честь отдав дорогам длинным,
Я освоил между дел
Языки (где им предел?):
И пчелиным, и полыньим,
И павлиньим овладел.
Шёл в жару, в мороз и в грозы.
Пища сердцу и уму –
Золотой язык берёзы,
Даже розы и мимозы
С полушелеста пойму!»

Сердце, хватит, не печалься!
Обретает Слово вес!
Видит он в глазах начальства
Неподдельный интерес.

И космические дали
Сразу стали по плечу…
Слышит, как ему сказали:
«Что ж, тогда иди к врачу»

Врач сказал без предисловья:
«Так…Важнейшие условья
Добавляют список прав:
 Совершенное здоровье
И притом весёлый нрав.
Тут не надобно заслонов,
А душа и тело лишь!
Это стоит миллионов!
Ты бесплатно полетишь!»

Вот что значит оказаться
Там, где надо! Да, народ:
Даже Львы летают зайцем,
Если очень повезёт…

Перво-наперво знакомство…
Ох, длиннющий коридор!
Видит надпись острый взор:
НАБЛЮДЕНИЕ ПОТОМСТВА.

После кроличью чету
Видит в крошечной клетчонке.
Выражают немоту
Их несчастные глазёнки.
И, потомства, ясно, нету…
Наблюдать нельзя за тем,
Чего нету! Нет совсем!
Той чете бы больше свету!
И, конечно же, простору!..
Но приступим к разговору.

- В чём беда-то?
Ах, ребята!
Знаю сам, что в тесноте!
Ведь свобода – это свято!
Так сказал он той чете.

И назвался: «Дядя Лёва».
А они - в единый миг:
- И откуда ты так клёво
Знаешь кроличий язык?

- Ну, потом об этом… Как же
Вас зовут-то, малыши?
«Ас и Ась» - сказали. Даже
И желание души
Объявили: «Нам летать
Очень хочется. Как людям.
Мы движенье очень любим.
Нам летучими бы стать!
Ты за нас замолви слово
Пред начальством, дядя Лёв.
И ответил дядя Лёва
Очень кратко: «Я готов»…

Командир сказал одно:
- Быть несчастных не должно
Ни на нашем корабле,
Ни на матушке Земле.
Пусть они живут свободно
И летают, где угодно!

Полетав по кораблю,
Ас шепнул своей подружке
Нежно в длинненькие ушки:
«Ась, я так тебя люблю».
И ответила, смутясь,
«Я ведь тоже» - Асу Ась.

Ах, летучий кролик наш!
Вскоре видит экипаж:
А животик-то всерьёз
У крольчихи Ась подрос …

Вот уже вовсю кричат
Двое крохотных крольчат
Маме, папе, кораблю:
«Я люблю, люблю, люблю!»

Дядя Лёва коридором
Вновь плывёт, красив, силён.
Видит кустик он, в котором
Нету жизни, – мёртвый он!
Видно, смотрит вечный сон.
И тогда у дяди Лёвы
Заболело сердце им.
Что ж, спасать придётся снова,
И решил он: оживим!

Он представил сад цветущий,
Каждый куст, в саду растущий.
Всякий листик, лепесток,
Там ласкает ветерок.
Кустику он в восхищенье
Передал изображенье.
Кустику? Уже кусту!
Тот воскликнул: «Я расту!».

А потом и череду
Новых мёртвых обучил он -
Противленью тёмным силам,
Очень солнечным подаркам,
Как душистым стать и ярким.
Ну, а первый встал в саду
В самом праздничном ряду -
В алых розах превосходных,
Благородных и свободных!

Вновь плывёт наш Дядя Лёва,
И болезнь встречает снова.
Видит он ростков две грядки.
Но росточки не в порядке:
Так унылы, так бледны –
Витаминами бедны!
«Поработать тут с душой
Нужно,- мыслит Дядя Лёва. –
Впрочем, это мне не ново,
Опыт есть, и он большой».
А язык пшеницы прост:
Он нацелен лишь на рост
И на внутреннюю радость,
Чтоб копилась в зёрнах сладость.
Дядя Лёва говорит им –
Тем малюсеньким росткам,
Хиленьким, почти убитым:
«Ритм дыханья нужен вам!
Потерпите, дорогие,
Скоро станете другие!».
И над арочками аур
Гладит воздух, чтобы траур
Уходил скорее прочь:
Хворь-то надо превозмочь!
Он работал с ними сутки:
Тут искусство, а не шутки!
И победу в день второй
Наш отпраздновал герой:
Ведь на грядках колосится
Развесёлая пшеница!

Космонавты наблюдают –
Чудеса творятся тут:
Всюду кролики летают,
Розы алые цветут.
И пшеница колосится –
Скоро будет урожай
Золотой земной пшеницы!
Дядя Лёва, собирай!
 
Командир сердцам открыт.
Он смущённо говорит:
«Может, ты, родимый, йог,
Раз такое сделать смог?
Все мы счастливы и рады.
И решил тебе в награду
Я прогулку подарить.
Только должен упредить:
На новёхоньком витке,
На коротком поводке».

«Выход в Космос? Боже милый!
Я о том мечтать не смел…
Космос грозный, Космос стылый,
Я вернусь, здоров и цел»…

«Здравствуй, Космос… Счастье… Только
Не свободен я нисколько:
Был с хитринкой «поводок»,
Я стряхнуть его не смог:
Обмотал мне ногу плотно,
Чтобы стало «несвободно»!
Я вертел и так, и сяк.
Нет, не вырваться никак.
Ну, бездушная верёвка!
На секунду отстегнусь,
А потом назад вернусь!
Обману верёвку ловко!..
Прицепиться к ней хочу,
Только чувствую: лечу!
Ах, неведомое что-то:
Чувство вольного полёта!»

 «Чудеса творятся с нами!
 Сердцу стало так светло!
Раньше топал я ногами,
Нынче встал я на крыло.
Слепо жить лишь ради хлеба!
Мой-то жребий – он иной!
Столько Скорости и Неба,
Столько Счастья, Боже мой!»
Хорошо… Но понемногу
Ощутил в себе тревогу:
«Я энергию ловлю
Возвращенья к кораблю.
Нет её!.. Меня не тянет?..
Я попался на крючок?»
Видит: инопланетянин,
А в руках – чего пучок?
Нет, в руках – большой сачок!
«Где тут бабочки? Не вижу…»
Не волнуйся и смотри.
А пришелец чуть поближе
Подлетел, и ты внутри!
Ты в сачке! Тут нет ни щелки!
Ты удал, да не удрал!..
А пришелец по-пришельски
Что-то там прострекотал.

Дядя Лёва ему постарался ответить как можно вежливее:

«И дорог, и тропок нити
Чужды речи неземной.
Ваш язык такой смешной!
По-пришельски, извините,
Я пока ни в зуб ногой».

А пришелец кнопочку нащупал у себя на лбу, нажал и заговорил на русском, на понятном, на народном языке!

«Выражаться нужно чётче, -
Произнёс он со смешком, -
Не пришелец я – пролётчик:
Как… по Космосу пешком?!.
Не злодей я, не каратель.
Ты – рабочий мой «улов».
Я – космический спасатель.
Ты не бойся, дядя Лёв.
Добрый Космос беспечально
Будет жить, спирали вить.
Отцепился ты случайно,
Я навстречу – отловить!
Я лечу без проволочек
По родимым небесам!
Не пришелец я – пролётчик!
Не цепляйся к словесам!
Не волнуйся, милый мой, –
Мы летим с тобой домой!».

«Лётчик Вы Небесной пробы!
Голос Ваш – как серебро!
Волноваться мне - с чего бы?
Ведь от Вас идёт Добро!»

Вот родной корабль, но как же
Внутрь влететь нам - хоть бочком?
Без тяжёлой пусть поклажи,
Но зато с таким сачком!

А пролётчик был толковый:
Силой мысленной руля,
Вмиг проник он с дядей Лёвой
Сквозь обшивку корабля.
И предстал пред командиром:
«Прибыл я с добром и миром!»

Пассажира он мгновенно
Вынимает из сачка,
Говорит проникновенно:
«Получайте смельчака!
Вышел он в открытый Космос
Без страховки! Полетел.
И притом ни страх, ни косность
Не мешали… Где предел
Тем просторам необъятным?
Стал он Космосу понятным!
Я ж людей спасать обязан!
Разом кинулся к нему:
Ведь увидел Третьим Глазом -
Не вернуться самому!».

Командир спешит ответить:
«Славен он, Ваш Третий Глаз!
Предлагаю Вам отведать
Щей из тюбика у нас!»

Улыбнулся Гость на это:
«У меня своя диета!».

И продолжил свой рассказ:
«Подлетел к нему и – раз! –
Он попался на крючок
В сотворённый мной сачок!»

Командир был изумлён,
Командир был восхищён.
Фраза в сердце уж готова:
«Всем нам дорог Дядя Лёва…»

Дядя Лёва вставил слово:
«Мир не видывал такого!
Вы для нас – учёный-глыба.
Для меня большая честь…
Только русское спасибо
Тут уместно произнесть».

«Да  не стоит…» - улыбнулся,
На прощанье обернулся
И исчез он – был и нет.
Где его небесный след?
Улетел он, как пушинка.
Растворился, как снежинка…

Дядя Лёва был Поэтом -
С ярким солнышком в крови,
Говорил себе при этом:
«Силу Неба призови!..»
Силу Неба призови!..
Он ходил по белу свету,
Не по книжкам знал планету,
Верил Древнему Завету:
Ничего сильнее нету,
Чем Энергия Любви.

*  *  *